Idx.       

Борис Штерн. Рейс табачного контрабандиста

Глаза инспектора Бел Амора, эти два зеркала души, были та- кими блеклыми и невыразительными, что в них хотелось плюнуть и протереть, чтобы сверкали. Он уныло перелистывал документы од- ного разумного существа из Кальмар-скопления и искал, к чему бы придраться. Но в документах был полный порядок, придраться не к чему... разве что к странному имени, в переводе с кальмар-наречия озна- чавшему Хрен Поймаешь. Но придираться к именам -- последнее де- ло; неэтично и запрещено Уставом Охраны Среды. "Мало ли какие имена бывают во Вселенной... -- раздумывал Бел Амор. -- Был вот такой браконьер по имени Заворот Кишок. Личность Галактического масштаба. Однажды, прижатый к черной дыре, бросился на меня с топором из гравитационных кустов... Был такой. И сплыл. А этого зовут Хрен Поймаешь. Скорее всего это не имя, а кличка. Этого Хрен Поймаешь уже пытались поймать -- задерживали два раза и оба раза приносили извинения". Итак, с документами у него все в порядке. Следом за Бел Амором из сторожевого катера выбрался его не- изменный помощник -- робот Стабилизатор. Им открылся величест- венный вид на Южный рукав Галактики -- тот самый, который так любят изображать художники рекламных проспектов, но сейчас им было не до космических красот, они направлялись туда, где был задержан грузовой звездолет, по всем признакам с партией конт- рабандного табака. -- Не забудьте почистить брюки, командор! Опять вы куда-то вляпались, -- укоризненно сказал Стабилизатор. И верно: внешний вид инспектора Бел Амора никак не соот- ветствовал его высокой служебной репутации. Вечно он умудрялся влезть в какую-нибудь лужу. В прямом смысле, естественно. Уса- дить Бел Амора в лужу в переносном смысле удавалось далеко не каждому. В последний момент Бел Амор решил, что брюки все-таки надо почистить. (Потом он приводил в пример новичкам этот случай, напирая на то, как одна незначительная деталь может изменить все дело. ) Хрен Поймаешь встретил их, сидя в кресле, раскинув много- численные щупальца в положении "развалясь". Верхним хоботком это каракатицеобразное существо манипулировало огромной сига- рой, вставляя ее в дыхало под клювом. -- Прибыли, наконец! -- У нас в запасе одна минута, -- тут же уточнил Стабилиза- тор. -- Ну-ну? -- удивился Хрен Поймаешь и поглядел на корабельный хронометр в богатой резной раме, вделанный в панель каюты. -- Вы правы. Сейчас шестнадцать часов, ноль-ноль минут среднего меж- галактического времени. Прошу занести этот факт в протокол. За- кон помните? Ровно через два часа я вас отсюда выставлю. -- Через два часа вы получите это право, -- подтвердил Бел Амор. -- Что везете? -- Всякую всячину. В декларации все записано. -- А табак? -- И табак, а как же! -- насмешливо признался Хрен Поймаешь, пуская дым из всех щелей. -- Три коробки экваториальных сигар. В ящике письменного стола. В вашей зоне без курева опухнешь. Мо- жете проверить... проходите, не стесняйтесь. -- Работать можно и сидя, -- ответил Бел Амор, усаживаясь в кресло. А коньяк? -- Ну, инспектор! -- совсем развеселился Хрен Поймаешь. -- Я уважаю сухой закон. Возить коньяк в вашей зоне -- последнее де- ло. На коньяк вы меня не спровоцируете. "Да, это верно", -- подумал Бел Амор и принялся громко чи- тать таможенную декларацию, хотя уже знал ее на память: -- "Грузовой отсек номер один. Винтовки для повстанцев из Великой Пустоши. Тридцать два ящика". -- Будете проверять? -- Я? Нет. Мой робот уже проверяет. В отсеке номер один Стабилизатор уже выдергивал гвозди и вскрывал ящики с винтовками для повстанцев. -- Осторожней! -- с волнением крикнул Хрен Поймаешь. -- Это новейшие винтовки с телепатическим прицелом. Не успеешь поду- мать, а они стреляют! -- Мухобойки, -- проворчал Стабилизатор. -- Сняты с вооружения всеми цивилизациями пять или шесть веков назад. -- Ничего, для повстанцев сойдет, -- отмахнулся Хрен Пойма- ешь. -- Для повстанцев главное не винтовки, а высокий моральный дух. Верно, инспектор? Да вы угощайтесь! Он выдвинул ящик стола, и перед носом Бел Амора появилась жирная аппетитная сигара. -- "Отсек номер два, -- прочитал Бел Амор, игнорируя подноше- ние. -- Восемь бластерных гаубиц межпланетной стратегической обороны для правительственных войск Великой Галактической Пус- тоши". -- Имеются в наличии! -- доложил Стабилизатор из второго от- сека. -- Металлолом. Для стрельбы не годны. -- Что-то я не пойму... -- удивился Бел Амор. -- Вы кому помо- гаете -- повстанцам или правительству? -- Да вы закуривайте! -- Хрен Поймаешь манипулировал одновре- менно сигарой, ножничками, зажигалкой и пепельницей, не забывая вынимать из клюва свой бычок. Щупальцы так и мелькали. -- Не хо- тите, как хотите. Никому я не помогаю. Эти повстанцы совершенно безнравственный народ. Бродяги и головорезы. Хотят оттяпать ку- сок Галактики и ссылаются на какие-то сомнительные священные тексты. -- А правительство? -- Тоталитарный режим, не разбирающий средств и без достой- ной цели. Погрязло в коррупции и в кровавых репрессиях. Так что я не помогаю ни тем, ни этим. -- А вы не боитесь, что правительство и повстанцы временно объединятся и сообща проведут кровавую репрессию против одного безнравственного торговца? -- О нет, не боюсь! Я ведь имею дело не с какими-то там расплывчатыми повстанцами и правительствами, а с одним уважа- емым интендантом центральных правительственных складов. Вот он может погореть, и мне его будет жалко. Ну, бог с ним, с интен- дантом. Вообще-то вы все мерите своими мерками. Вот вы назвали меня "безнравственным торговцем", но не объяснили что такое "нравственно", а что... -- Мы обсудим этот вопрос после досмотра, -- уклонился Бел Амор от идеологического спора. -- Сейчас у меня есть дела поваж- нее. -- Верно. Сейчас ваше дело -- табак. "Бойкий кальмарус, -- подумал Бел Амор. -- За словом в карман не лезет. Выразился метко, хотя, как видно, двусмысленности не понял. Дело и правда табак". Если он, Бел Амор, через полтора часа не найдет контрабандный табак, то всему его начальству труба. Нелегальный табак завозили и раньше, но теперь, когда курево распространилось среди молодежи, кое-кто пытается при- шить Управлению Охраны Среды целое политическое дело. Кое-кто -- это ведомства просвещения и здравоохранения, которые не в сос- тояниии справиться с сопляками. Курить начали... а там, гляди, и чего похуже... -- Продолжим. "Отсек номер три". Чего только не возят эти галактические джентльмены... "га- лактмены" в просторечии. Кроме винтовок и гаубиц тут были ва- ленки, сковородки, автомобили, игральные карты, синхрофазотрон, губная помада и всякая прочая галактическая галантерея. Но это еще ничего: в отсеке N 6 перевозилось что-то скользкое с таким названием, что язык можно сломать, а в отсеке N 7 что-то липкое и бесформенное под названием "дрова". -- Дрова зачем? -- Для отопления. "Резонно. Можно было и не спрашивать", -- подумал Бел Амор. Отсек номер девять оказался пустым. -- Что значит "пустой"? -- Пустой значит пустой. -- Отсек номер девять пустой! -- крикнул Стабилизатор. -- Ты вошел в него? -- С порога вижу. Время шло, а табаком и не пахло. Всем, что угодно, но не табаком. Отсек N 15 Хрен Поймаешь наотрез отказался открывать, потому что в нем перевозился ванюрный паскунчик. Он, слава бо- гу, был усыплен. Его везли в Национальный зоопарк на случку. -- Да, открывать опасно, -- подтвердил Стабилизатор. Тогда решили хитрым способом отлепить гербовую пломбу с за- мочной скважины и понюхать. отлепили, понюхали, убедились и тут же опять опечатали. И все же Бел Амор не терял присутствия духа. он знал, что хорошие -- то есть настоящие -- контрабандисты постоянно обнов- ляют арсенал своих фокусов и не отстают от новейших научных достижений. Еще недавно они прятали контрабанду в гравитацион- ных ловушках, и приходилось изрядно попотеть, чтобы обнаружить в пространстве вокруг звездолета скрытые гравицентры. Но и это в прошлом. Хуже, когда контрабандисты идут впереди научных дос- тижений. Тут уже не знаешь, КАК искать. Насильственные методы типа "вскрыть", "взломать", "раскурочить" не проходят. Нужно искать малозаметные странности... например, в поведении самого контрабандиста. Но как обнаружить странности в поведении кара- катицы из Кальмар-скопления, если даже не знаешь толком, сколь- ко у них ног? А если товар ни на что не похож? Даже Стабилиза- тор с его универсальной памятью не знает, что это за "дрова" и с чем их едят. Взять, к примеру, эти валенки. Кому, зачем и куда Хрен Поймаешь их перегоняет? Едят их или носят? или укра- шают ими жилища? Через сорок минут истекут положенные на досмотр два часа, и Хрен Поймаешь с благородным сознанием своего Права выставит их из звездолета. Отсек N 20. Последний. Трубы. Овальные. Ржавые. Семь дюймов на десять. Набиты табаком?.. Как бы не так. Странно это или не странно, что Хрен Поймаешь перевозит ржавые трубы? Иди знай... -- Может быть, осмотрите нейтронный котел? -- радушно предло- жил Хрен Поймаешь, когда Стабилизатор, ничего не найдя, вышел из последнего отсека. -- Помолчите! -- повысил голос Бел Амор. А вот это уже зря... Нервничать не следует. Бел Амор стал читать декларацию сначала. Спокойствие. Винтовки. Гаубицы. То да се. Абсолютно никаких странностей. Маринованные ножки соленой сороконожки из Крабо- видной туманности. Маринованные -- значит продукт питания. Но не обязательно. Что-то липкое, что называется "дрова", на табак не похоже. Пустой отсек. Валенки. Пятое, десятое. В последнем от- секе ржавые овальные трубы. Спокойствие. Начни сначала. Каюта. Хронометр в богатой ра- ме. Резной узор на раме изображает схватку кальмара с кашало- том. Осталось полчаса. Два кресла. Стол. На столе сигара. Хрен Поймаешь демонстративно вынимает из ящика рюмку и бутылку конь- яка "Белая дыра". На этикетке веночек из пяти звездочек. Нали- вает. Выпивает. Крякает. Как утка. Прячет бутылку в стол. Да- лее. Коридор. Двадцать грузовых отсеков. В коридоре стоит Ста- билизатор и ожидает дальнейших приказаний. За грузовыми отсе- ками -- нейтронный котел. Ничего странного. Звездолет как звез- долет. Обыкновенный грузовик. -- Командир! Осталось двадцать минут. Стабилизатор тоже не обнаружил никаких странностей, потому и нервничает. Абсолютно никаких странностей... Ишь, расселся! Очень солидный галактмен. Двадцать отсеков забиты всяким хла- мом, и во всех уголках Вселенной этот хлам с нетерпением ждут. Поправка: девятнадцать отсеков забиты всяким хламом, а одни пустой. Возможно, эти валенки являются предметом контрабанды. Возможно, коллега Бел Амора из другой галактики будет искать эти валенки и не сможет найти. Конечно, странно, что такой со- лидный галактмен отправился в дальний рейс с пустым отсеком. Очень солидный галактмен, блюдет выгоду, дурачит повстанцев, водит за нос правительства... мог бы загрузить и этот отсек. Чем-нибудь. Галошами. Или сапогами всмятку. Странно это или не странно? Ни один уважающий себя контра- бандист не отправится в дальний рейс с пустым отсеком. Элемен- тарный расчет. Невыгодно. Тьфу, черт, как время бежит... -- Проверь пустой отсек! -- приказал Бел Амор. -- Уже проверял. Хрен Поймаешь издал какой-то звук, то ли насмешливый, то ли осуждающий, -- кто может знать интонации существа из Кальмар-- скопления? -- Проверь! Обиженный Стабилизатор начал простукивать стены и потолок пустого отсека. Дурная работа, мартышкин труд... -- Побыстрей! -- прикрикнул Бел Амор, взглянув на хронометр. -- Отсек пустой! Нет, это весьма странно... Во всех отсеках столько хлама до потолка, а этот пустой. Пора пошевелиться самому. Бел Амор вошел в отсек N 9. Это был стандартный отсек, аб- солютно пустой, с голыми стенами и лампой под потолком. Что мо- жет быть странного в пустой отсеке? -- Командир! Вы опять испачкали брюки, -- сказал Стабилизатор из коридора. -- Отстань! Осталось десять минут. Все. Конец. Начальству труба. Ржавая труба семь дюймов на десять. А этот болван при какие-то шта- ны... я их сегодня уже чистил! Бел Амор раздраженно взглянул на Стабилизатора, а потом нагнулся и осмотрел свои брюки -- сначала правую штанину, потом левую. Его глаза вдруг засверкали, будто неожиданная мысль ос- ветила их изнутри солнечным зайчиком. Он выбежал из пустого от- сека, выдергивая из кармана универсальную отвертку. На все пос- ледующие действия оставалось три минуты. Бел Амор бросился к хронометру и вонзил отвертку в один из винтов, державших резную раму в панели. -- Эй, что вы делаете?! -- вскричал Хрен Поймаешь. -- Это про- изведение искусства. -- Сидеть! Досмотр еще не закончен! Наконец Бел Амор выдрал хронометр из панели и потащил его в пустой отсек. До конца досмотра оставалась две минуты, когда он поставил хронометр на пол так, чтобы циферблат был виден из ко- ридора. Потом выбежал в коридор и оттуда взглянул на хронометр. До конца досмотра по-прежнему оставалось две минуты. Секундная стрелка перестала двигаться, Бел Амор присмотрелся. Нет, се- кундная стрелка все же двигалась, но уже со скоростью минутной. -- Подойдите ко мне, -- поманил Бел Амор. -- Как вы объясните это явление? Хрен Поймаешь подошел, посмотрел, ничего не сказал и обмяк щупальцами. -- Очень хорошо, -- одобрил его поведение Бел Амор. -- Дос- мотр, как и положено, продолжается еще две минуты, но в этом отсеке они почему-то растянуты на два часа. Так? Что ж, подож- дем. -- И повернулся к Стабилизатору: -- Я вызову буксир, а ты присмотри за ним. -- Не беспокойтесь, -- пробурчал Хрен Поймаешь. -- Я сопротив- ления не оказываю. После конфискации всего барахла я могу быть свободным? -- Конечно. Закон есть закон. Жаль, что не пытаетесь свер- нуть мне шею и удрать. Я бы с удовольствием посмотрел, как вы выглядите за решеткой. -- На это вы меня не спровоцируете. Бел Амор представил, как выглядит этот галактмен на фоне решетки, ухватившись за нее всеми щупальцами. Он вышел из звездолета и стал разглядывать Южный рукав Га- лактики. Следовало сообщить в Управление Охраны Среды, чтобы прислали буксир и отвели звездолет в ближайший порт. Еще следо- вало сообщить начальству, что дело не табак, а гораздо лучше. Но прежде всего следовало... Бел Амор оглянулся... Прежде всего следовало перекурить. Он вытащил сигару, которую незаметно увел со стола Хрен Поймаешь, и украдкой закурил. Черт с ним, с зап- ретом. Это соплякам нельзя. А ему ради такого случая можно. Го- лова закружилась... Нет, и ему нельзя. Вернуться, что ли, и объяснить каракатице, что "нравственно", а что "без"?... Впро- чем, глупо читать мораль такому солидному и такому законченному галактмену. -- Командор, табак! -- послышался ликующий голос Стабилизато- ра. Бел Амор вернулся в звездолет. Отсек N 19 уже не был пус- тым, он был до отказа забит картонными коробками с сигаретами. Какой уважающий себя контрабандист отправится в дальний рейс с пустым отсеком! -- Как вы догадались? -- изумлялся Стабилизатор. -- Все дело в том, что перед тем, как зайти в звездолет, я вычистил брюки, -- усмехнулся Бел Амор. -- Ну и что с того? -- А когда я вошел в пустой отсек, ты сказал: "Командор, вы опять запачкали брюки". -- Ну и что из этого? -- Ну не мог же я опять влезть в какую-то лужу! Луж не было! Ты увидел на брюках грязь, которой уже не было. Ты увидел мои брюки такими, какими они были два часа назад. Вот я и предполо- жил, что в отсеке время растянуто. Табак там, но его еще не видно. Еще! Но он должен появиться сразу после окончания дос- мотра. -- Вот видите! -- уважительно сказал Стабилизатор. -- Вот что значит аккуратность! Если бы вы не почистили брюки, хрен бы вы

Файл обрывается . . .