Станислав ЛЕМ

СУММА ТЕХНОЛОГИИ


[ Титульный лист ] [ Содержание ] [ Предисловие автора к русскому изданию =>
         К СОВЕТСКОМУ ЧИТАТЕЛЮ  
       
     Советский читатель хорошо знает и по достоинству оценил  произведения
польского писателя-фантаста Станислава Лема. В его книгах нас восхищало  и
мастерство автора  в  создании  захватывающих  и  увлекательных  фантазий,
которые, как правило, берут свое  начало  от  существующих  и  предвидимых
достижений  науки,  и  его  тонкий  юмор,  и  искусная  стилизация  в  его
кибернетических и космических сказках.
     В предлагаемой вниманию читателей книге С. Лем предстает перед нами в
новом качестве - как мыслитель, ставящий перед собой  задачу  заглянуть  в
будущее  человечества,  представить  себе  картины   возможного   развития
цивилизаций. Причем, в отличие от большинства  современных  "футурологов",
он не пытается предугадать хронологию тех или иных открытий и изобретений,
он рассуждает в более широком, интегральном смысле.
     "Сумма технологии" - это широкое полотно, на котором рисуются картины
возможного  развития  человеческой  -  да  и  не  только  человеческой   -
цивилизации  в  крупных  временных  масштабах.  При  этом  Лем  -  и   это
естественно для писателя-фантаста - простирает свой анализ  столь  далеко,
что вторгается в области, которые практически являются полем  деятельности
не столько ученых-специалистов, сколько мыслителей, которые  по  нынешнему
развитию науки и техники, по тенденциям, прослеживаемым  в  современности,
стремятся предугадать развитие цивилизации (точнее, цивилизаций) на  сотни
и  тысячи  лет   вперед.   При   всей   сугубой   проблематичности   таких
прогнозов-полуфантазий они имеют и известную  научную  ценность,  так  как
исследуют  пределы   возможного   с   точки   зрения   наших   современных
представлений.
     В  центре  раздумий  польского  писателя  -  судьбы  цивилизаций,  те
трудности, которые сегодня мы можем усмотреть в их будущем развитии,  -  в
частности,  трудности,  вытекающие  из  экспоненциального  роста   научной
информации,  стремительного  нарастания  масс  и   энергий,   с   которыми
приходится иметь дело людям, усложнения во  всех  сферах  жизни  общества,
взрывообразного роста численности населения нашей планеты.  Не  поддаваясь
пессимистическим настроениям, распространенным в некоторых кругах ученых и
писателей Запада, Лем занимает здесь оптимистическую позицию,  выдвигая  в
качестве путеводной нити прогресса цивилизаций в крупных масштабах времени
тезис "Догнать и перегнать природу!" Такой  подход  естественно  вводит  в
круг  раздумий  писателя   широчайший   спектр   вопросов:   сопоставление
биологической  и  технологической  эволюций,  биотехническую  деятельность
цивилизаций, "космогоническое конструирование",  связанные  со  всем  этим
вопросы морального порядка и многое другое. Читатель несомненно заметит  в
книге сильный кибернетический акцент: информационно-кибернетический "срез"
охватывает диапазон от проблем автоматизации интеллекта до проблем науки о
знаковых системах - семиотики.
     В   своих   гипотетических   построениях   Лем    стремится    строго
ограничиваться лишь такими построениями, которые не  противоречат  научным
методам и установленным данным естествознания. Такой подход приводит его к
отрицанию исключительности судеб Земли и ее космического окружения. Вообще
"космические  масштабы"  -  во  временном  и  пространственном  смыслах  -
характерны для полета лемовской мысли.
     Внимание польского писателя направлено прежде всего  на  рассмотрение
путей эволюции "технологии" цивилизации, обусловленных состоянием знаний и
социальной и  биологической  средой  способов  реализации  целей,  которые
ставит  общество.  При  этом  вопросы   будущего   развития   человеческой
"технологии" он связывает с положением человека в Космосе. А это  приводит
к  вопросу:  "Разумная  жизнь  -  случайность   или   закономерность   для
Вселенной?" Привлекая идеи и  достижения  кибернетики  с  ее  понятиями  о
гомеостазе, обратных связях, иерархичности построения программ  управления
и т. п., Лем приходит к  выводу  о  закономерном  характере  возникновения
цивилизаций.  Интересуют  Лема  и   различные   варианты   их   возможного
существования;  длительность  цивилизаций  во  времени;   вероятность   их
одновременности, в частности, в технологической фазе;  частотность  их  во
Вселенной; возможные расстояния между ними и проблема космической связи  и
др. Весьма остро ставит писатель проблему судеб цивилизаций;  при  этом  к
оптимистическому тезису о  колоссальных  возможностях  развития  сообществ
разумных  существ  Лем  присоединяет  принципиально  важное  положение   о
множественности путей их вероятного развития.
     Развитие цивилизации имеет много аспектов. Один из них  -  будущность
цивилизации с точки зрения развития в ней науки. Лем отмечает, что ключ  к
мощи цивилизации - в массах энергии, которыми  она  может  располагать,  а
ключ к овладению энергией - в информационной мощи общества. Человек ведет,
говорит  Лем,  стратегическую  "игру"  "Цивилизация  -  Природа".   Именно
овладение информационными процессами откроет человечеству путь к победе  в
этой "игре". Путь, ведущий к этой цели, в самых  общих  чертах  виден  уже
сейчас: это путь  создания  кибернетических  усилителей  интеллекта,  путь
"интеллектроники". При этом Лем - блестящий фантаст -  остается  на  почве
принципиально важного тезиса об информационных кибернетических машинах как
орудиях человека. Проблема "машина и человек" перерастает у него  в  более
общую проблему  соотношения  естественного  и  искусственного  в  развитии
цивилизации,  в  технологии.  Интересны  его  соображения  о  том,  что  в
поступательном ходе  цивилизации  искусственное  постепенно  утратит  свое
положение "эрзаца" и проявит свое превосходство над естественным.
     Будущее принесет с собой новые открытия в науке, новые  достижения  в
технике, и, значит,  новые  научные  термины.  Трудно  сегодня  усмотреть,
какими  они  будут.  Лем  пытается  это  сделать  -  быть  может,   потому
придуманные  им  "имитология",  "фантомология",  "фанто-матика"  и  многое
другое в том же роде менее обоснованы,  чем  остальные  разделы  книги,  и
носят, с моей точки зрения, печать искусственности. Однако за ними кроется
вполне осмысленное и достойное размышлений содержание. Если  отвлечься  от
упомянутой терминологической  стороны  дела,  то  в  рассуждениях  Лема  о
технологии будущего мы видим  постановку  и  осве'  щение  если  не  очень
актуальных сегодня, то во  всяком  случае  интересных,  имеющих  право  на
существование соображений и гипотез.  В  применении  к  столь  отдаленному
будущему, в которое пытается проникнуть  Лем,  вполне  разумно,  например,
различать конструкторскую деятельность людей в  такой  ее  форме,  которая
опирается на познанные основные законы и объекты природы, и в  той  форме,
которая стремится воплотить в бытие абстрактные  теоретические  структуры,
вырастающие, прежде всего, на почве математики. А воздействие на  мозговые
процессы людей и, следовательно, на их  сознание  путями,  которые  минуют
обычные, то есть биологически сформировавшиеся, каналы связи мозга - разве
эта возможность не заслуживает рассмотрения?! Имеют свой смысл и мысленные
эксперименты  Лема,  где  он  стремится  проанализировать  возможное   для
цивилизации  будущего  введение  человека  в  мир  ситуаций,  нереальность
которых он не может обнаружить. Вполне представимы цивилизации, в  которых
разрешены достаточно  радикальные  операции  над  мозгом;  цивилизации,  в
которых станет явью присоединение нервных путей одного человека к таким же
путям другого. Тогда, например, тысячи людей смогут видеть марафонский бег
спортсменов глазами самого бегуна. Возникающие отсюда моральные проблемы -
проблемы  сохранения  индивидуальности   личности,   допустимых   пределов
"отождествления" личностей или их "переделки" - отнюдь не  носят  характер
досужих  домыслов,  коль  скоро   мы   допускаем   возможность   активного
вмешательства человека в нервно-физиологический субстрат  его  психической
деятельности.
     Очень интересна идея Лема положить в основу анализа  возможных  путей
развития цивилизаций сравнительный анализ биологической и  технологической
эволюций. Такой анализ не  только  позволяет  увидеть  много  нового  -  и
неожиданного! - в эволюции технологии цивилизаций, но и логически  подойти
к проблеме "реконструкции" - усовершенствования с каких-либо точек  зрения
- самого вида Homo sapiens.  С  методологической  точки  зрения  не  может
вызвать никаких возражений прогноз Лема, что наступит время, когда человек
активно и с полным знанием дела вмешается  в  глобальный  ход  эволюции  и
займется переделкой собственной природы.  Конечно,  в  этом  вопросе  надо
избегать  крайностей,  это  отнюдь   не   перспектива   сегодняшнего   или
завтрашнего дня. Однако биоконструирование становится фактом уже на  наших
глазах, и не удивительно,  что  Лем  отводит  ему  важное  место  в  своем
прогнозе будущего технологии и эволюции человечества.
       
            Это краткое обращение к отечественному читателю -  не  предисловие  к
книге. Оно не претендует на ее  анализ  или  оценку.  Просто  мне  хочется
привлечь к  этой  книге  внимание  читателя  и  подчеркнуть,  что  научное
прогнозирование имеет право на существование не только тогда,  когда  речь
идет о ближайшем будущем, но и тогда, когда стараются заглянуть в будущее,
занятие  которым  было  до  сих  пор  почти   исключительно   прерогативой
художественной фантастики.
       
                                                  АКАДЕМИК  В. В. ПАРИН
          2 августа 1968 г.

[ Титульный лист ] [ Содержание ] [ Предисловие автора к русскому изданию =>