Станислав ЛЕМ

СУММА ТЕХНОЛОГИИ


[ Титульный лист ] [ Содержание ] <= Глава восьмая (h) ] [ Глава восьмая (j) =>

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

ПАСКВИЛЬ НА ЭВОЛЮЦИЮ

             
(i)  РЕКОНСТРУКЦИЯ ЧЕЛОВЕКА   
            Наша  проблема  заключается  в  усовершенствовании  человека.   Здесь
возможны различные подходы. Можно придерживаться "консервативной техники",
которая  является  попросту  медициной.  Тогда  норма,  то  есть  то,  что
считается средним здоровьем, является образцом, и действие предпринимается
для того, чтобы каждый человек мог достичь такого состояния.
     Область таких действий  мало-помалу  увеличивается.  Она  может  даже
включать  в  себя  встраивание  в  организм  параметров,  в  генотипе   не
предусмотренных (как упомянутая выше возможность  гибернации).  Постепенно
можно  будет  перейти  ко  все  более  универсальному  протезированию,   к
преодолению защитных сил организма с целью эффективной пересадки  органов.
Все это реализуется уже сейчас. Осуществлены уже первые пересадки почки  и
легкого. В значительно более  широких  пределах  осуществляется  пересадка
органов у животных ("резервное" сердце). В США  существует  даже  общество
"замены органов", координирующее и поддерживающее научные  исследования  в
этой  области.  Итак,  можно  постепенно  перестраивать  организм,   меняя
отдельные его функции и параметры. Этот процесс под давлением  объективной
необходимости  и  по  мере  роста  технологических   возможностей   будет,
вероятно,     идти     по     двум     направлениям:     в     направлении
б_и_о_л_о_г_и_ч_е_с_к_и_х   и_з_м_е_н_е_н_и_й  (пересадки  для  устранения
дефектов, увечий  и  т.п.)  и  в  направлении  п_р_о_т_е_з_и_р_о_в_а_н_и_я
(когда механический "мертвый" протез  является  для  "потребителя"  лучшим
решением, чем пересадка естественного органа или ткани). Протезирование  в
таких пределах  не  может,  разумеется,  вести  к  какой-то  "роботизации"
человека. Вся эта фаза, которая охватит, очевидно, не только конец  нашего
столетия,  но  и  начало  будущего,  предполагает  согласие   с   основным
"конструктивным планом", данным  Природой.  Таким  образом,  ненарушенными
останутся  директивы  по  построению  тела,  органов,  функций  вместе   с
первоначально принятой предпосылкой белкового  строительного  материала  и
его неизбежными следствиями - старостью и смертью.
     С_т_а_т_и_с_т_и_ч_е_с_к_о_е  продление   жизни,   то   есть   средней
продолжительности  существования  индивидуума,  за  пределы  ста  лет  без
вмешательства в наследственную информацию представляется  мне  нереальным.
Многие  мудрецы  говорили   нам   уже   не   раз,   что   "собственно-то",
"принципиально" человек мог бы прожить и 140-160 лет, поскольку так  долго
живут  отдельные  люди;  эта  аргументация   достойна   той,   в   которой
утверждается, что "собственно-то" каждый из нас мог бы быть Бетховеном или
Ньютоном, ибо и они были людьми. Конечно, они были людьми, так же как  ими
являются долгожители  -  кавказские  горцы,  но,  говоря  по  правде,  для
популяционного  среднего  отсюда  ничего  не  следует.   Долголетие   есть
результат действия определенных генов; кто распространит их  в  популяции,
тот сделает ее статистически долговечной. Какую бы то  ни  было  программу
более радикальных изменений ни сегодня, ни в течение ближайшего  столетия,
очевидно, реализовать не удастся.  Можно  только  размышлять  о  программе
революционной инженерной переделки организма. Примитивно, наивным образом,
но все же можно.
     Прежде всего надо задуматься над тем, чего мы хотим. Подобно тому как
существует шкала пространственных величин,  ведущая  от  метагалактических
туманностей  через  галактики,  локальные  звездные   системы,   планетные
системы, планеты, их биосферы, живые организмы,  вирусы,  молекулы,  атомы
вплоть до элементарных частиц, существует и шкала величин времени, то есть
разных его протяженностей. Вторая  в  целом  аналогична  первой.  Наиболее
продолжительно индивидуальное  существование  галактик  (10-20  миллиардов
лет), затем по порядку следуют звезды (около 10 миллиардов), биологическая
эволюция как целое (от четырех до шести миллиардов),  геологические  эпохи
(150-50 миллионов лет), секвойя (около 6000 лет), человек (около 70  лет),
муха-однодневка, бактерия  (около  15  минут),  вирус,  цис-бензол,  мезон
(миллионные доли секунды).
     Сконструировать  разумное  существо  с  индивидуальным   долголетием,
равным  протяженности  геологических   эпох,   представляется   совершенно
нереальным. Либо такая особь должна быть по размерам подобна планете, либо
мы должны отказаться от непрерывности памяти о  прошлых  событиях.  Здесь,
естественно, открывается  поле  для  гротескных  выдумок  в  духе  научной
фантастики: долговечные существа, память которых расположена, например,  в
гигантских подземных "мнемотронах" города и которые связаны с резервуарами
своих  юношеских  воспоминаний  100000-летней   давности   ультракороткими
волнами. Таким образом, пределом реального роста долголетия представляется
биологический потолок (секвойя, то есть около 6000 лет). Какой должна быть
самая характерная особенность этого долговечного существа? Ведь долголетие
не может быть самоцелью; оно должно чему-то служить. Без  сомнения,  никто
ни сегодня, ни через сто тысяч лет не может достоверным образом предвидеть
будущее. Поэтому основным свойством  "усовершенствованной  модели"  должна
быть   ее   автоэволюционная   потенция.   Чтобы   это   существо    могло
преобразовывать себя таким  образом  и  в  таком  направлении,  какое  ему
понадобится в связи с создаваемой им цивилизацией.
     Итак, что же возможно? Почти все -  с  одним,  пожалуй,  исключением.
Представим себе, что люди, договорившись, в один прекрасный день года эдак
двадцатитысячного решат: "Хватит, пусть  будет  так,  как  теперь,  пускай
впредь так  уже  будет  всегда.  Давайте  не  изменять,  не  находить,  не
открывать ничего, ибо лучше, чем теперь, быть не может, а если бы  даже  и
могло, то мы не хотим этого".
     Хотя в этой книге я говорил о многих  малоправдоподобных  вещах,  эта
мне кажется самой неправдоподобной из всех.

[ Титульный лист ] [ Содержание ] <= Глава восьмая (h) ] [ Глава восьмая (j) =>