Станислав ЛЕМ

СУММА ТЕХНОЛОГИИ


[ Титульный лист ] [ Содержание ] <= Глава четвертая (a) ] [ Глава четвертая (c) =>

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

ИНТЕЛЛЕКТРОНИКА

             
(b)  МЕГАБИТОВАЯ БОМБА   
     
     Мы сравнили экспансивную цивилизацию со Сверхновой  звездой.  Подобно
звезде, сжигающей во  взрыве  свои  запасы  вещества,  цивилизация  тратит
людские ресурсы в "цепной реакции" лавинообразного роста  науки.  А  может
быть, - спросит какой-нибудь скептик  -  с  этим  сравнением  вы  все-таки
переборщили? Может быть,  чрезмерно  преувеличили  последствия  торможения
роста науки? Когда будет достигнуто состояние "насыщения", наука, находясь
у потолка своих человеческих резервов, будет продолжать свой  рост,  пусть
не экспоненциально, а  пропорционально  количеству  всех  живущих.  А  что
касается явлений, остающихся в стороне, не  затронутых  исследованием,  то
они всегда существовали в истории науки. Во всяком случае, главные  фронты
науки, жизненно  важные  направления  технологического  натиска  благодаря
рациональному   планированию   по-прежнему   будут   располагать   армиями
специалистов.  Так  что  доказательство   того,   будто   грядущий   облик
цивилизации  будет  совершенно  непохож   на   знакомый   нам,   поскольку
высокоразвитый  Разум  перестанет   походить   на   собственное   исходное
состояние,  -  это  доказательство  не  проходит.  И  уж  совсем  надумана
"звездная" модель цивилизации; ведь исчерпание запасов  вещества  означает
угасание звезды, а "блеск" цивилизации не  уменьшится  от  того,  что  она
исчерпает эксплуатируемые ею запасы энергии.  Ведь  она  может  перейти  к
использованию других ее источников.
     Кстати  говоря,  именно   такая   точка   зрения   является   основой
представлений об астроинженерном будущем  любой  цивилизации.  Согласимся,
что  звездная  модель  была  упрощением;  ведь   звезда   -   это   только
энергетическая машина, а цивилизация - "машина" и энергетическая и в то же
время информационная. Поэтому  звезда  гораздо  больше  детерминирована  в
развитии, чем цивилизация. Но отсюда не следует, что цивилизация  в  своем
развитии ничем не ограничена. Ограничения различаются только по характеру;
цивилизация располагает энергетической "свободой" лишь до тех пор, пока не
натолкнется на  "информационный  барьер".  В  принципе  нам  доступны  все
источники энергии, которыми располагает Космос. Но сумеем ли мы -  точнее,
у_с_п_е_е_м  ли мы - до них добраться?
     Переход от одних, исчерпывающихся источников энергии  к  новым  -  от
силы воды, ветра и мускулов к углю, нефти, а  от  них  в  свою  очередь  к
атомной  энергии  -  требует   п_р_е_д_в_а_р_и_т_е_л_ь_н_о_г_о   получения
соответствующей информации. Только тогда, когда количество этой информации
перейдет через некоторую "критическую точку", новая технология,  созданная
на  ее  основе,  открывает  нам  новые  запасы  энергии  и  новые  области
деятельности.
     Если бы, допустим, запасы угля и нефти были  исчерпаны  к  концу  XIX
века, весьма сомнительно, добрались ли бы мы в середине нашего столетия до
технологии атома, если учесть, что  ее  осуществление  требовало  огромных
мощностей, приведенных в действие сначала в  лабораторном,  а  потом  и  в
промышленном  масштабе.  И  даже  сейчас  человечество   еще   не   вполне
подготовлено к полному переходу на  атомную  энергию.  Собственно  говоря,
промышленное использование "тяжелой" атомной энергии  (источником  которой
являются расщепления  тяжелых  атомных  ядер)  при  нынешнем  темпе  роста
поглощаемых мощностей привело бы к "сжиганию" всех запасов урана и близких
к нему элементов в течение одного-двух столетий. А  использование  энергии
ядерного синтеза  (превращение  водорода  в  гелий)  еще  не  реализовано.
Трудности оказались значительнее, чем поначалу можно было  предвидеть.  Из
сказанного  следует,  во-первых,  что   цивилизация   должна   располагать
значительными  энергетическими  резервами,  чтобы  иметь   в_р_е_м_я   для
получения  информации,  которая  откроет  ей  врата  новой   энергии,   и,
во-вторых, что цивилизация должна признать необходимость добывания  такого
рода информации задачей, главенствующей  над  всеми  другими  задачами.  В
противном случае она рискует исчерпать все доступные  ей  запасы  энергии,
прежде  чем  научится  эксплуатировать  новые.  При  этом  опыт   прошлого
показывает, что  энергетические  расходы  на  получение  новой  информации
растут по мере перехода от предыдущих источников  энергии  к  последующим.
Создание технологии угля и нефти было энергетически намного "дешевле", чем
создание атомной технологии.
     Таким образом, ключом ко всем источникам энергии,  как  и  вообще  ко
всем запасам знания, является информация.  Стремительный  рост  количества
ученых со времен промышленной революции вызван  явлением,  которое  хорошо
известно кибернетикам. Количество информации, которое  можно  передать  по
определенному каналу связи, ограничено.  Наука  представляет  собой  такой
канал -  канал,  соединяющий  цивилизацию  с  окружающим  миром  (и  с  ее
собственным, потому что наука исследует не только материальное  окружение,
но также и само общество и человека). Экспоненциальный рост  числа  ученых
означает непрерывное возрастание пропускной способности этого канала.  Это
возрастание стало необходимым потому, что количество  информации,  которую
требуется передавать, растет  экспоненциально.  Возрастание  числа  ученых
увеличивало  и   количество   добываемой   информации;   необходимо   было
"расширить" информационный канал путем "параллельного  подключения"  новых
каналов, то есть посредством подготовки новых ученых, а это в свою очередь
вызывало дальнейший рост информации, требующей передачи, и т.д.  В  данном
случае речь идет о процессе  с  положительной  обратной  связью.  В  конце
концов,  однако,  наступает   состояние,   когда   дальнейшее   увеличение
пропускной способности науки темпами, которые диктуются ростом  количества
информации, оказывается невозможным. Не хватит кандидатов в ученые. Это  и
есть ситуация "мегабитовой бомбы" 1,  или,  если  угодно,  "информационного
барьера". Наука не может  перейти  этот  барьер,  не  может  справиться  с
обрушивающейся на нее лавиной информации.
     Стратегия науки вероятностна. Мы почти никогда  не  знаем  наверняка,
какие исследования окупятся,  а  какие  нет.  Открытия  случайны,  подобно
мутациям генотипа. И точно так же,  как  мутации,  они  могут  привести  к
радикальным и внезапным  изменениям.  Примеры  пенициллина,  рентгеновских
лучей  или,  наконец,  "холодных"  ядерных  реакций,  то   есть   реакций,
происходящих при низких  температурах  (пока  еще  не  осуществленных,  но
могущих  произвести  в  будущем  переворот  в  энергетике),   подтверждают
случайный характер открытий. Но если  "ничего  заранее  не  известно",  то
нужно  "исследовать  все,  что  только  возможно".   Отсюда   всесторонняя
экспансия, столь характерная для науки. Вероятность открытий  тем  больше,
чем больше ученых ведут исследования. Исследования - чего? Всего,  что  мы
вообще ухитримся исследовать. Ситуация, в которой мы не исследуем какой-то
X, потому что  не  знаем,  существует  ли  этот  Х  ("иксом"  может  быть,
например,  зависимость  количества  бактерий  в  организме   больного   от
присутствия в его крови пенициллина),  в  корне  отличается  от  ситуации,
когда мы допускаем,  что  X,  может  быть,  и  удалось  бы  открыть,  если
предварительно исследовать ряд явлений: R, S, Т, V,  W,  Z,  но  не  можем
этого сделать, потому что делать это  н_е_к_о_м_у. И вот, после достижения
потолка людских резервов науки ко всем исследованиям, не предпринимавшимся
потому, что мы вообще не знали об их возможности, добавятся все те лежащие
в   стороне   исследования,   которые   мы    вынуждены    будем    обойти
с_о_з_н_а_т_е_л_ь_н_о,  из-за недостатка ученых.
     Первая ситуация - это цепь солдат, которая продвигается по все  более
широкому участку, но выдерживает  при  этом  постоянное  расстояние  между
двумя солдатами, потому  что  к  ним  присоединяются  все  новые  и  новые
солдаты. Вторая ситуация - это цепь солдат, которая становится  все  более
редкой по мере того, как она растягивается. При этом нужно  добавить,  что
наблюдается  дополнительное  неблагоприятное  явление,  а   именно   число
совершаемых открытий не пропорционально числу исследователей (вдвое больше
ученых - вдвое больше открытий). Скорее дело обстоит так:  число  открытий
удваивается за каждые тридцать, а число ученых - уже за каждые десять лет.
На  первый  взгляд   это   противоречит   тому,   что   мы   говорили   об
экспоненциальном росте научной информации. Но это не так.
     Число открытий тоже растет экспоненциально, но медленней  (с  меньшим
показателем), чем число ученых: вообще открытия составляют лишь  небольшую
часть  всей  информации,  добываемой  наукой.  Достаточно  просмотреть   в
каком-нибудь  университетском  архиве  покрытые  пылью  груды  "Трудов"  и
диссертаций, написанных для получения ученой степени,  чтобы  убедиться  в
том, что порою ни одна работа такого рода из сотен ей подобных не приводит
хотя бы к мало-мальски  ценному  результату.  Поэтому  достижение  предела
информационной емкости науки означает существенное уменьшение  вероятности
совершения открытий. Более того, величина этой вероятности должна с  этого
времени постоянно уменьшаться по мере того, как кривая фактического  роста
числа ученых будет падать, отдаляясь от гипотетической кривой  дальнейшего
(уже невозможного) экспоненциального роста.
     Научные исследования отчасти напоминают генетические мутации:  ценные
и  переломные  мутации  и  исследования  составляют  только  малую   часть
множества всех мутаций и соответственно всех  исследований.  Подобно  тому
как популяция, если она не  располагает  солидным  резервом  "мутационного
давления", оказывается перед угрозой потери гомеостатического  равновесия,
так и цивилизация, в которой ослабевает "давление открытий", должна  всеми
способами стремиться к изменению "знака" этого градиента,  потому  что  от
устойчивого равновесия  такое  ослабление  ведет  ко  все  более  и  более
неустойчивому состоянию.
     Итак - превентивные меры. Но какие? Не  принадлежит  ли  к  их  числу
кибернетика - создательница "искусственных исследователей"  или  "Великого
Мозга" - Генераторов и Передатчиков Информации? А может быть, развитие  за
пределами "информационного барьера"  ведет  к  процессам  цивилизационного
видообразования? Но что это значит? Немного - потому что  все,  о  чем  мы
будем говорить, это фантазия. Не фантазия здесь - только  этот  S-образный
изгиб, это падение кривой экспоненциального роста, отдаленное  от  нас  на
какие-нибудь 30-70 лет.
       
1  Бит - двоичная единица (англ. binary unit) количества информации - количество информации, содержащееся в одном "двоичном" ответе типа "да - нет". Мега - греческая приставка, означающая миллион. - Прим. ред.

[ Титульный лист ] [ Содержание ] <= Глава четвертая (a) ] [ Глава четвертая (c) =>