Idx.       

Герберт Франке. Мутация


Перевод с немецкого Е. Факторовича Herbert Werner Franke * Ork's Compulib file, 1998. Ork@null.net *
Доктор Керри отодвинул папку в сторону и откинулся на спинку кресла. Его рабочий стол стоял прямо перед стеной из прозрачного стекла с фиолетовым отливом, сквозь которую он мог обозревать открывающиеся дали: слева-узор из прямоугольников каких-то строений, желтых, серых и серебристых, права -- пятна кустарника, песчаника, пожухлой травы, там и сям полоса протоптанной земли- и не то дорожка, не то место собраний; между зданиями и этой территорией решетка, матово-мерцающая, с виду безобидная, но заграждение это уходило в небесную дымку. Шеф-генетик вздохнул. Эта картина постоянно напоминала ему о том, что он должен делать; заниматься анализом, оценкой, экспертизой и отбором. Задачу эту пока нельзя было перепоручать машинам, и никто лучше Керри не знал почему: методика еще не отработана, нет масштабов для оценки, потому что критерий для отбора или даже принятия санкций трудно формализовать. Что считать нормой, а что вырождением? Что назвать здоровьем, а что болезнью? Из видеофона послышался треск. Первый канал, внутренняя система. Нажатием кнопки Керри наклонил кресло вперед и, усаживаясь поудобнее, щелкнул клавишей. На экране появилось лицо доктора Манковски, его ассистента. -- В чем дело? -- Мы тянем с решением о допусках. Эти, из лаборатории, проявляют беспокойство. Мы выбились из графика. Доктор Керри выудил из стопки нужную папку, принялся листать. Допуск к мутации с усиленным кровообращением для работы в Антарктиде. Допуск к мутации системы звуковой ориентации для работы в недавно открытых огромных подземных пещерах... Ими уже созданы человек-амфибия, звездоплаватель без конечностей, супермозг-организатор, разве этого мало? Они внимательнейшим образом следили за наследственностью, отвергали любые отклонения и все же постоянно допускали рождение новых монстров... -- Я еще подумаю,-- сказал он и, не обращая внимания на удивленное лицо Манковски, выключил видеофон, после чего с решительным видом вновь открыл папку. Перед ним генная карточка.. Нет никаких сомнений, новый декодирующий автомат действует с куда большей точностью, нежели прежний. С тех пор как они приступили к серийному анализу -- а он еще далеко не завершен, -- им удалось обнаружить в шестнадцати случаях мутантов ГН-5 изменение в двадцать второй хромосоме. Это незначительная ошибка в генетическом коде, но определить ее сложно и последствия неясны. Бесспорно одно: это отклонение от нормы. Доктор Керри нажал на несколько клавиш, подождал, пока из трубы пневмопочты выпал на стол небольшой контейнер. Когда он открыл его, оттуда выскользнула магнитная карточка с надписью Сандра Жанжако. Фотография: узкое девичье лицо, большие глаза, гладкие темно-каштановые волосы. Керри взял магнитный грифель и быстро сделал несколько штрихов на поле "Разрешения". Тем самым он аннулировал все права, которые она имела как гражданка этого государства, -- право на обеспечение, на медицинскую помощь, на пребывание в климатизированном секторе. Напечатав обоснование, он свернул его в трубочку и сунул в отверствие пневмопочты. Всасывающий шумок, что-то щелкнуло... Дело сделано. Он невольно взмахнул рукой, но остановить уже ничего не мог. Распоряжение попадет в регистратуру, затем в управление допусков и отдел "психологического надзора". А оттуда будет послано письмо в голубом конверте, написанное отнюдь не формально, а вежливо, с сочувствием. Будут включены телеэкраны-поскольку получатель письма лишается сферы личных переживаний,--наготове будет стоять врач... Нет, ничего сверхъестественного, драматического не произойдет. На душе у доктора Керри скребли кошки. Ну почему это коснулось именно Сандры? Она, как и он, добровольно вызвалась работать здесь,--а кому это сейчас, когда хоть всю жизнь можешь палец о палец не ударить, придет в голову? Два года они проработали внизу, в Отделе Анализов, ему часто приходилось встречаться с ней по делу. Разговаривали они редко, потому что понимали друг друга без слов. Он догадывался о жившем в ней чувстве беспокойства, которое было знакомо ему самому. Эта неудовлетворенность вызвана желанием сделать что-то, вырваться из сонного общества, опекаемого автоматами, чтобы жить жизнью, где дано испытать свою судьбу, надышаться полной грудью... И снова ход его мыслей перебил видеофон. На сей раз с ним связывались по внешнему каналу. Он машинально подключился, уставившись в изображение заповедника. Жутковатая картина: необозримые, таинственные ландшафты, от которых.исходит неясная угроза и необъяснимое очарование. Никто из них там не бывал, если же кто и попадал, обратно не возвращался... На экране появилось лицо Китти-Энн, его жены; с ней его соединила кибернетическая машина, занимающаяся анализом психологических и генетических аспектов. -- Привет, дорогой, мы с детьми на автодроме. Пэтти опять расшалилась... Послушай, я забыла опустить карточки тотализатора. Опустишь за меня, милый? Не забудь, пожалуйста... Китти-Энн выглядела ослепительно, подкрашенные бирюзовой краской глаза как нельзя лучше гармонировали с ее золотистым платьем. Керри сказал ей об этом и с облегчением вздохнул, когда экран потемнел. Попытался собраться с мыслями. Сегодня ему предстояло серьезно потрудиться. Несколько минут спустя его потревожил шорох за дверью. Вошел Манковски -- обычно он сюда не заходил. Керри оглянулся, неприятно пораженный. Ассистент, помахав листком бумаги, хлопнул им перед Керри по столу: -- Какая низость! Керри бросил взгляд на листок,--это была фотокопия распоряжения об увольнении Сандры. -- Кому-кому, а нам с вами отлично известно, что пока не ясно, к чему приводит отклонение ГН-5, -- негодующе сказал Манковски. Керри поднял брови, внешне сохраняя спокойствие: -- В том-то и дело. Мы обязаны сохранять генетические поля в чистоте. Особенно, когда не знаем, какие явления могут быть вызваны отклонением от нормы. Не понимаю, о чем вы?.. Манковски подошел еще ближе к столу. -- В других случаях вы не были столь педантичны. -- Что вы хотите этим сказать? -- Не станете же вы утверждать, будто вам неизвестны результаты вашего собственного осмотра. На несколько мгновений Керри застыл, потом нащупал одну из кнопок запоминающего устройства. Чуть погодя из прорези аппарата выползла ксеропленка, и Керри торопливо оборвал ее на конечной перфорации, Его генетический код, совсем недавно сделанный новым декодирующим аппаратом. В левом верхнем углу-микроснимок, в правом -- нанизанный на прямую линию хромосомный ряд, слева внизу-молекулярная схема, а внизу справа -- кодовая таблица с выделенным красным цветом участком. И в самом низу -- его имя. Никаких сомнений: отклонение в ГН-З. -- Этого я не знал, -- прошептал Керри. -- Весь отдел знает, -- сказал Манковски. -- а вы хотите убедить нас, будто ничего не знали? Я говорю с вами от имени отдела: мы требуем, чтобы вы отменили решение о высылке Сандры. Несколько секунд Керри не сводил глаз с лица Манковски. Потом сказал: -- Можете идти. Я все улажу. Когда дверь за ассистентом закрылась, Керри ненадолго задумался. Прикинул, что остается делать в сложившихся обстоятельствах. Отдать кое-какие распоряжения, собрать личные вещи, связаться с Китти-Энн? Отбросив эти мысли, он нажал на клавишу вызова по внутренней системе. Сначала охрану на переходе -- пока никаких отметок нет. Затем рабочее место, регистратуру, сектор снятия с учета... Отметки уже сделаны. Оставался только подземный туннель перед контролем на выходе. Там он и обнаружил Сандру. На экране появилось ее изображение: осунувшаяся, с искаженным гримасой лицом, в руках небольшой чемоданчик. Шла она неторопливо, но и не замедляла шаг. Он схватил микрофон и крикнул: -- Подождите, Сандра! Это Керри! Подождите, я с вами! Оглядевшись, Керри с облегчением подумал, что ничего из кабинета взять с собой не хочет. Встал, направился к двери и вышел-поспешно, будто боялся опоздать.