Idx.       

Рэй Брэдбери. Рассказ о любви


- Сборник "Молекулярное кафе". Пер. - Р.Облонская. OCR & spellcheck by HarryFan, 22 August 2000
- То была неделя, когда Энн Тейлор приехала преподавать в летней школе в Гринтауне. Ей тогда исполнилось двадцать четыре, а Бобу Сполдингу не было еще четырнадцати. Энн Тейлор запомнилась всем и каждому, ведь она была та самая учительница, которой все ученики старались принести прекраснейший апельсин или розовые цветы и для которой они спешили свернуть зеленые и желтые шуршащие карты мира еще прежде, чем она успевала их попросить. Она была та девушка, что, казалось, всегда проходила по старому городу в зеленой тени, под сводами дубов и вязов, шла, а по лицу ее скользили радужные тени, и скоро она уже притягивала к себе все взгляды. Она была точно воплощение лета - дивные персики - среди снежной зимы, точно прохладное молоко к кукурузным хлопьям ранней ранью в июньский зной. Если хотели кого-то поставить в пример, на ум сразу приходила Энн Тейлор. И редкие погожие дни, когда в природе все находится в равновесии, точно кленовый лист, поддерживаемый легкими дуновениями благодатного ветерка, считанные эти дни походили на Энн Тейлор и ее именем и должны бы называться в календаре. А что до Боба Сполдинга, он сродни тем мальчишкам, кто октябрьскими вечерами одиноко бродит по городу, и за ним устремляются облетевшие листья, точно стая мышей в канун Дня всех святых, а еще его можно увидеть по весне на Лисьей речке, когда он неторопливо плывет в знобких водах, точно большая белая рыбина, а к осени лицо у него подрумянивается и блестит, точно каштан. Или можно услыхать его голос в верхушке деревьев, где гуляет ветер; и вот он уже спускается с ветки на ветку и одиноко сидит, глядя на мир, а потом его можно увидеть на полянке - долгими послеполуденными часами он сидит одиноко и читает, и только муравьи ползают по книжкам, или на крылечке у бабушки играет сам с собой в шахматы, или подбирает одному ему ведомую мелодию на черном фортепьяно у окна. С другими ребятами его не увидишь. В то первое утро мисс Энн Тейлор вошла в класс через боковую дверь, и, пока писала славным круглым почерком свое имя на доске, никто из ребят не шелохнулся. - Меня зовут Энн Тейлор, - негромко сказала она. - Я ваша новая учительница. Казалось, комнату вдруг залило светом, словно подняли крышу, и в деревьях зазвенели птичьи голоса. Боб Спеллинг держал в руке только что приготовленный шарик из жеваной бумаги. Но, послушав полчаса мисс Тейлор, тихонько разжал кулак, уронил шарик на пол. В тот день после уроков он принес ведро с водой и тряпку и принялся мыть доски. - Ты что это? - обернулась к нему мисс Тейлор, она сидела за столом и проверяла тетради. - Доски какие-то грязные, - ответил Боб, продолжая свое дело. - Да, знаю. А тебе правда хочется их вымыть? - Наверно, надо было попросить разрешения, - сказал он и смущенно приостановился. - Сделаем вид, что ты попросил, - сказала она с улыбкой, и, увидав эту улыбку, он молниеносно разделался с досками и так неистово принялся вытряхивать из окна тряпки, что казалось, на улице пошел снег. - Да, мэм. - Что ж, Боб, спасибо. - Можно, я их буду мыть каждый день? - спросил он. - А может быть, пускай и другие попробуют? - Я хочу сам, - сказал он, - каждый день. - Ладно, несколько дней помоешь, а там посмотрим, - сказала она. Он все не уходил. - По-моему, тебе пора домой, - наконец сказала она. - До свидания. - Он нехотя пошел из класса и скрылся за дверью. На другое утро он очутился у дома, где она снимала квартиру с пансионом, как раз когда она вышла, чтобы идти в школу. - А вот и я, - сказал он. - Представь, я не удивлена, - сказала она. Они пошли вместе. - Можно, я понесу ваши книги? - попросил он. - Что ж, Боб, спасибо. - Пустяки, - сказал он и взял книги. Так они шли несколько минут, и Боб всю дорогу молчал. Она бросила на него взгляд чуть сверху вниз, увидела, как он идет - раскованно, радостно, и решила, пусть сам заговорит первый, но он так и не заговорил. Они дошли до школьного двора, и он отдал ей книги. - Пожалуй, лучше я теперь пойду один, - сказал он. - А то ребята еще не поймут. - Кажется, я тоже не понимаю, Боб, - сказала мисс Тейлор. - Ну как же, мы - друзья, - серьезно, с обычным своим прямодушием сказал Боб. - Боб... - начала было она. - Да, мэм? - Нет, ничего. - И она пошла прочь. - Я - в класс, - сказал Боб. И он пошел в класс, и следующие две недели оставался каждый вечер после уроков, ни слова не говорил, молча мыл доски, и вытряхивал тряпки, и свертывал карты, а она меж тем проверяла тетради, тишина стояла в классе, время - четыре, тишина того часа, когда солнце медленно склоняется к закату, и тряпки шлепаются одна о другую мягко, точно ступает кошка, и вода капает с губки, которой протирают доски, и шуршат переворачиваемые страницы, и поскрипывает перо, да порой жужжит муха, в бессильном гневе ударяясь о высоченное прозрачное оконное стекло. Иной раз тишина стоит чуть не до пяти, и мисс Тейлор вдруг замечает, что Боб Сполдинг застыл на задней скамье, смотрит на нее и ждет дальнейших распоряжений. - Что ж, пора домой, - скажет мисс Тейлор, вставая из-за стола. - Да, мэм. И кинется за ее шляпой и пальто. И запрет вместо нее класс, если только попозже в этот день не должен прийти сторож. Потом они выйдут из школы и пересекут двор, уже пустой в этот час, и сторож не спеша складывает стремянку, и солнце прячется за магнолиями. О чем только они не разговаривали. - Кем же ты хочешь стать, Боб, когда вырастешь? - Писателем, - ответил он. - Ну, это высокая цель, это требует немалого труда. - Знаю, но я хочу попробовать, - сказал он. - Я много читал. - Слушай, тебе разве нечего делать после уроков, Боб? - Вы это о чем? - О том, что, по-моему, не годится тебе столько времени проводить в классе, мыть доски. - А мне нравится, - сказал он, - я никогда не делаю того, что мне не нравится. - И все-таки. - Нет, я иначе не могу, - сказал он. Подумал немного и прибавил: - Можно вас попросить, мисс Тейлор? - Смотря о чем. - Каждую субботу я хожу от Бьютрик-стрит вдоль ручья к озеру Мичиган. Там столько бабочек, и раков, и птичья. Может, и вы тоже пойдете? - Благодарю тебя, - ответила она. - Значит, пойдете? - Боюсь, что нет. - Ведь это было бы так весело! - Да, конечно, но я буду занята. Он хотел было спросить, чем занята, но прикусил язык. - Я беру с собой сандвичи, - сказал он. - С ветчиной и пикулями. И апельсиновую шипучку. И просто иду по берегу речки, этак не спеша. К полудню я у озера, а потом иду обратно и часа в три уже дома. День получается такой хороший, вот бы вы тоже пошли. У вас есть бабочки? У меня большая коллекция. Можно начать собирать и для вас тоже. - Благодарю, Боб, но нет, разве что в другой раз. Он посмотрел на нее и сказал: - Не надо было вас просить, да? - Ты вправе просить о чем угодно, - сказала она. Через несколько дней она отыскала свою старую книжку "Большие надежды", которая была ей уже не нужна, и отдала Бобу. Он с благодарностью взял книжку, унес домой, всю ночь не смыкал глаз, прочел от начала до конца и наутро заговорил о прочитанном. Теперь он каждый день встречал ее неподалеку от ее дома, но так, чтобы оттуда его не увидели, и чуть не всякий раз она начинала: "Боб..." - и хотела сказать, что не надо больше ее встречать, но так и недоговаривала, и они шли в школу и из школы и разговаривали о Диккенсе, о Киплинге, о По и о других писателях. Утром в пятницу она увидела у себя на столе бабочку. И уже хотела спугнуть ее, но оказалось, бабочка мертвая и ее положили на стол, пока мисс Тейлор выходила из класса. Через головы учеников она взглянула на Боба, но он уставился в книгу; не читал, просто уставился в книгу. Примерно в эту пору она вдруг поймала себя на том, что не может вызвать Боба отвечать. Ведет карандаш по списку, остановится у его фамилии, помедлит в нерешительности и вызовет кого-нибудь до или после него. И когда они идут в школу или из школы, не может посмотреть на него. Но в иные дни, когда, высоко подняв руку, он губкой стирал с доски математические формулы, она ловила себя на том, что отрывается от тетрадей и долгие мгновения смотрит на него. А потом, в одно субботнее утро, он, наклонясь, стоял посреди ручья, штаны закатаны до колен - ловил под камнем раков, вдруг поднял глаза, а на берегу, у самой воды - мисс Энн Тейлор. - А вот и я, - со смехом сказала она. - Представьте, я не удивлен, - сказал он. - Покажи мне раков и бабочек, - попросила она. Они пошли к озеру и сидели на песке, Боб чуть поодаль от нее, ветерок играл ее волосами и оборками блузки, и они ели сандвичи с ветчиной и пикулями и торжественно пили апельсиновую шипучку. - Ух и здорово! - сказал он. - Сроду не было так здорово! - Никогда не думала, что окажусь на таком вот пикнике, - сказала она. - С каким-то мальчишкой, - подхватил он. - А все равно хорошо. - Я рад. Больше они почти не разговаривали. - Это все не полагается, - сказал он позднее. - А почему, понять не могу. Просто гулять, ловить всяких бабочек и раков и есть сандвичи. Но если б мама и отец узнали, и ребята тоже, мне бы не поздоровилось. А над вами стали бы смеяться другие учителя, правда? - Боюсь, что так. - Тогда, наверно, лучше нам больше не ловить бабочек. - Сама не понимаю, как это получилось, что я сюда пришла, - сказала она. И день этот кончился. Вот примерно и все, что было во встречах Энн Тейлор с Бобом Спеллингом, - две-три бабочки-данаиды, книжка Диккенса, десяток раков, четыре сандвича да две бутылочки апельсиновой шипучки. В следующий понедельник до уроков Боб ждал-ждал у дома мисс Тейлор, но почему-то так и не дождался. Оказалось, она вышла раньше обычного и была уже в школе. И ушла она из школы тоже рано, у нее разболелась голова, и последний урок вместо нее провела другая учительница. Боб походил у ее дома, но ее нигде не было видно, а позвонить в дверь и спросить он не посмел. Во вторник вечером после уроков оба они опять были в притихшем классе, Боб ублаготворение, словно вечеру этому не будет конца, протирал губкой доски, а мисс Тейлор сидела и проверяла тетради, тоже так, словно не будет конца мирной этой тишине, этому счастью. И вдруг послышался бой часов на здании суда. Гулкий бронзовый звон раздавался за квартал от школы, от него содрогалось все тело и осыпался с костей прах времени, он проникал в кровь, и казалось, ты с каждой минутой стареешь. Оглушенный этими ударами, уже не можешь не ощутить разрушительного течения времени, и едва пробило пять, мисс Тейлор вдруг подняла голову, долгим взглядом посмотрела на часы и отложила ручку. - Боб, - сказала она. Он испуганно обернулся. За весь этот исполненный отрадного покоя час никто из них не произнес ни слова. - Подойди, пожалуйста, - попросила она. Он медленно положил губку. - Хорошо. - Сядь, Боб. - Хорошо, мэм. Какое-то мгновенье она пристально на него смотрела, и он наконец отвернулся. - Боб, ты догадываешься, о чем я хочу с тобой поговорить? Догадываешься? - Да. - Может, лучше, если ты сам мне скажешь, первый? Он ответил не сразу: - О нас. - Сколько тебе лет, Боб? - Четырнадцатый год. - Пока еще тринадцать. Он поморщился. - Да, мэм. - А сколько мне, знаешь? - Да, мэм. Я слышал. Двадцать четыре. - Двадцать четыре. - Через десять лет мне тоже будет почти двадцать четыре, - сказал он. - Но сейчас тебе, к сожалению, не двадцать четыре. - Да, а только иногда я чувствую, что мне все двадцать четыре. - И даже ведешь себя иногда так, будто тебе уже двадцать четыре. - Да, ведь правда? - Посиди спокойно, не вертись, нам надо о многом поговорить. Очень важно, что мы понимаем, что происходит, ты согласен? - Да, наверно. - Прежде всего давай признаем, что мы самые лучшие, самые большие друзья на свете. Признаем, что никогда еще у меня не было такого ученика, как ты, и еще никогда ни к одному мальчику я так хорошо не относилась. - При этих словах Боб покраснел. А она продолжала: - И позволь мне сказать за тебя - тебе кажется, ты никогда еще не встречал такую славную учительницу. - Ох нет, гораздо больше, - сказал он. - Может быть, и больше, но надо смотреть правде в глаза, надо помнить о том, что принято, и думать о городе, о его жителях, и о тебе и обо мне. Я размышляла обо всем этом много дней, Боб. Не подумай, будто я что-нибудь упустила из виду или не отдаю себе отчета в своих чувствах. При некоторых обстоятельствах наша дружба и вправду была бы странной. Но ты незаурядный мальчик. Себя, мне кажется, я знаю неплохо и знаю, я вполне здорова, и душой и телом, и каково бы ни было мое отношение к тебе, оно возникло потому, что я ценю в тебе незаурядного и очень хорошего человека, Боб. Но в нашем мире, Боб, это не в счет, разве только речь идет о человеке взрослом. Не знаю, ясно ли я говорю. - Все ясно, - сказал он. - Просто будь я на десять лет старше и сантиметров на тридцать выше, все получилось бы по-другому, - сказал он, - но ведь это же глупо - судить человека по росту. - Но все люди считают, что это разумно. - А я - не все, - возразил он. - Я понимаю, тебе это кажется нелепостью, - сказала она. - Ведь ты чувствуешь себя взрослым и правым и знаешь, что тебе стыдиться нечего. Тебе и вправду нечего стыдиться, Боб, помни об этом. Ты был совершенно честен, и чист, и, надеюсь, я тоже. - Да, вы тоже, - подтвердил он. - Быть может, когда-нибудь люди станут настолько разумны и справедливы, что сумеют точно определять душевный возраст человека и смогут сказать: "Это уже мужчина, хотя его телу всего тринадцать лет", - по какому-то чудесному стечению обстоятельств, по счастью, это мужчина, с чисто мужским сознанием ответственности своего положения в мире и своих обязанностей. Но до тех пор еще далеко, Боб, а пока что, боюсь, нам нельзя не считаться с возрастом и ростом, как принято сейчас в нашем мире. - Мне это не нравится, - сказал он. - Быть может, мне тоже не нравится, но ведь ты не хочешь, чтобы тебе стало еще много хуже, чем сейчас? Ведь ты не хочешь, чтобы мы оба стали несчастны? А этого не миновать. Поверь мне, для нас с тобой ничего не придумаешь... необычно уже и то, что мы говорим о нас с тобой. - Да, мэм. - Но мы по крайней мере все понимаем друг про друга и понимаем, что правы, и честны, и вели себя достойно, и в том, что мы понимаем друг друга, нет ничего дурного, и ни о чем дурном мы и не помышляли, ведь ничего такого мы себе просто не представляем, правда? - Да, конечно. Но я ничего не могу с собой поделать. - Теперь нам надо решить, как быть дальше, - сказала она. - Пока об этом знаем только мы с тобой. А потом, пожалуй, узнают и другие. Я могу перевестись в другую школу... - Нет! - Тогда, может быть, перевести в другую школу тебя? - Это не нужно, - сказал он. - Почему? - Мы переезжаем. Будем теперь жить в Мэдисоне. Переезжаем на следующей неделе. - Не из-за всего этого, нет? - Нет-нет, все в порядке. Просто отец получил там место. До Мэдисона всего пятьдесят миль. Когда буду приезжать в город, я смогу вас видеть, правда? - По-твоему, это разумно? - Нет, наверно, нет. Они еще посидели в тишине. - Когда же это случилось? - беспомощно спросил Боб. - Не знаю, - ответила она. - Этого никто никогда не знает. Уже сколько тысячелетий никто не знает и, по-моему, не узнает никогда. Люди либо любят друг друга, либо нет, и порой любовь возникает между теми, кому не надо бы любить друг друга. Не могу понять себя. Да и ты себя, конечно, тоже. - Пожалуй, я пойду домой, - сказал он. - Ты на меня не сердишься, нет? - Ну что вы, нет, не могу я на вас сердиться. - И еще одно. Я хочу, чтобы ты запомнил: жизнь всегда воздает сторицею. Всегда, не то невозможно было бы жить. Тебе сейчас худо, и мне тоже. Но потом непременно придет какая-то радость. Веришь? - Хорошо бы. - Поверь, это правда. - Вот если бы... - сказал он. - Если бы что? - Если бы вы меня подождали, - выпалил он. - Десять лет? - Мне тогда будет двадцать четыре. - А мне тридцать четыре, и, наверное, я стану совсем другой. Нет, я думаю, это невозможно. - А вы бы хотели? - воскликнул он. - Да, - тихо ответила она. - Глупо это, и ничего бы из этого не вышло, но я очень, очень бы хотела... Долго он сидел молча. И наконец сказал: - Я вас никогда не забуду. - Ты славно сказал, но этому не бывать, не так устроена жизнь. Ты забудешь. - Никогда не забуду. Что-нибудь да придумаю, а только никогда вас не забуду, - сказал он. Она поднялась и пошла вытирать доски. - Я вам помогу, - сказал он. - Нет-нет, - поспешно возразила она. - Уходи, Боб, иди домой, и не надо больше мыть доски после уроков. Я поручу это Элен Стивенс. Он вышел из школы. Во дворе обернулся напоследок и в окно еще раз увидел мисс Энн Тейлор - она стояла у доски, медленно стирала написанные мелом слова, рука двигалась вверх-вниз, вверх-вниз. На следующей неделе он уехал из города и не был там шестнадцать лет. Жил он в каких-нибудь пятидесяти милях и все же ни разу не побывал в Гринтауне, но однажды весной, когда было ему уже под тридцать, вместе с женой по пути в Чикаго остановился в Гринтауне на один день. Он оставил жену в гостинице, а сам пошел бродить по городу и наконец спросил про мисс Энн Тейлор, но сперва никто не мог ее вспомнить, а потом кто-то сказал: - А, да, та хорошенькая учительница. Она умерла в тридцать шестом, вскоре после твоего отъезда. Вышла ли она замуж? Нет, помнится, замужем не была. После полудня он пошел на кладбище и отыскал ее могилу. "Энн Тейлор, родилась в 1910-м, умерла в 1936-м", - было написано на надгробном камне. И он подумал: двадцать шесть лет. Да ведь я теперь старше вас на три года, мисс Тейлор. Позднее в тот день гринтаунцы видели, как жена Боба Сполдинга шла ему навстречу, шла под вязами и дубами, и все оборачивались и смотрели ей вслед - она шла, и по лицу ее скользили радужные тени; была она точно воплощение лета - дивные персики - среди снежной зимы, точно прохладное молоко к кукурузным хлопьям ранней ранью, в июньский зной. И то был один из считанных дней, когда в природе все в равновесии, точно кленовый лист, что недвижно парит под легкими дуновениями ветерка, один из тех дней, который, по общему мнению, должен бы называться именем жены Боба Сполдинга.