Idx.       

Альфред Бестер. Прекрасная Галатея


Альфред Бестер. Прекрасная Галатея. Пер. - Н.Иванова. Alfred Bester. Galatea Galante.
На нем был вылинявший комбинезон, потрясающая модель, dernier cri [крик моды (франц.)] в блаженной памяти 2100-м. Впрочем, чересчур хипповый для его тридцати с лишком. Самая настоящая шоферская кепка (Англия, пятидесятые годы двадцатого века) низко надвинута на лоб, глаза с сумасшедшинкой прячутся под козырьком. Было в нем что-то эдакое, аристократичное что ли. Пожалуй, чересчур угрюм и сосредоточен, но тот, кого не оттолкнет профессиональная зацикленность, мог бы даже назвать его привлекательным. Работая локтями, он продвигался по аллеям, заполненным публикой, которая спешила на представление сатурнианского цирка. 50 КУРЬЕЗОВ ФАНТАЗИИ 50. НИГДЕ БОЛЬШЕ И НИКОГДА РАНЬШЕ! Портативной камерой, похожей на ручную мельницу, отделанную хромом и черным деревом, он снимал на пленку все, что дышало, содрогалось, бормотало и жило своей жизнью за стеклами огромных витрин и маленьких окошек. Съемка сопровождалась краткими, небрежными комментариями. Голос у него был приятный, замечания - колкими и язвительными: - Ага, перед нами Bellatrix basilisk [василиск Беллатрикса; Беллатрикс - звезда в созвездии Ориона], как утверждает надпись. Страшилище еще то: змеиное туловище, черное в желтых пятнах, голова напоминает ядовитого ящера. Эта портниха из Техаса неплохо работает хирургической иглой. Петушиный гребешок лезет на глаза, как бы намек на то, что взгляд василиска смертелен. Гм-м. Еще бы пасть ему заткнули. Если уж точно следовать легенде, то смертельно и дыхание василиска... Так, Hyades hydra [Гиадская гидра; Гиады - рассеянное звездное скопление в созвездии Тельца]. Весьма и весьма. Девять голов, правильно, традиции надо уважать. Здесь, похоже, препарировали игуану. Опять мексиканская живность. Можно подумать, этой швее ничего не стоит достать любую гнусную ящерицу или змею в зарослях Центральной Америки. Молодец портниха, ловко притачала все девять голов. Но признаюсь, мне-то ее строчка хорошо видна... Canopus cerberus [цербер Канопуса; Канопус - самая яркая звезда Киля, созвездия Южного полушария]. Здесь у нас сразу три собачьих головы. Обычная мексиканская собачка, увеличенная до невообразимых размеров. Туловище мастиффа, хвост гремучей змеи, вон сколько погремушек навешано. Неплохо, но работа грубоватая. Этой леди из Техаса полагалось бы знать, что змеиная чешуя не привьется к собачьей шкуре. В общем, довольно неуклюже, зато все три головы лают себе, заливаются... Что я вижу! Беорлинский мясник со своими чучелами из зоосада. Помнится, он даже собирался соперничать со мной. Rigel griffin [гриффин Ригеля; Ригель - самая яркая звезда в созвездии Ориона], его последний фокус. Ну-ну, отдадим ему должное. Классический экземпляр. Голова и крылья орлиные, жалкий гибрид. Львиное тело облеплено перьями. Страусиные лапы. На его месте я бы все-таки изготовил натуральные драконьи... Marsian monoceros [единорог марсианский]. Значит так, туловище лошадиное, ноги слоновьи и куцый олений хвостик. Убедительно, только воя не слышно, а выть должен, как утверждает легенда... Mizar manticora [мантихор Мицара; мантихор - мифический индийский зверь с телом льва, лицом человека и хвостом скорпиона; Мицар - система из трех звезд в созвездии Большой Медведицы]. Полный ажур. Три рада отличнейших зубов, ну просто акулья челюсть. В остальном лев. Скорпионий хвост. Самое интересное, как получаются эти налитые кровью глаза? Ares assida. О, Боже, скучища! Полное отсутствие творческого воображения. Обыкновенный страус на верблюжьих ногах. Да еще стоит враскорячку. Тоска, тоска. А вот выдумка так выдумка. Браво! Мои поздравления дирекции по поводу остроумнейшей надписи у Сфинкса сириусского. Итак, "Уважаемую публику просят не давать правильных ответов на загадки Сфинкса". Текст, достойный войти в историю. Оно и понятно: как только вас угораздит ответить правильно. Сфинксу придется наложить на себя руки. Это еще Эдип выяснил на своем печальном опыте. Эх ты, бедолага! Проигрывать тоже надо уметь. Так и подмывает сказать разгадку. Очень уж любопытно, каким образом они тут устраивают самоубийство. Впрочем, нет, театр - не мое амплуа, меня интересует творческое биогенерирование. И снова работа берлинского мясника. Castor chimera [химера Кастора; Кастор - одна из двух наиболее ярких звезд в созвездии Блиэнецов]. Львиная голова на козлином туловище. Хвост как будто анаконды. Но как добиться, чтобы этот монстр изрыгал пламя? Что там у него за химическая реакция происходит в глотке? А пламя-то холодное. Опасности никакой, так, атмосферное электричество, но иллюзия полная. Впечатляет. Для нагнетания эмоций - огнетушители поблизости от витрины. Талантливая режиссерская находка. Еще раз мои поздравления администрации... Ну и туша на лошадиных копытах! Кентавр. Торс красавчика-грека и окорок шотландского пони. Помучались должно быть с совместимостью крови, а потом просто влили обоим нейтральный заменитель. Чего этот грек так радуется? Достаточно посмотреть, как он прицеплен к пони, чтобы с ним все стало ясно... А что мы имеем здесь? Antares unicorn. Единорог с Антареса. Вид вполне натуральный, даже бивень нарвала ему пересадили, но, увы, не вижу девственницы, которая должна его приручить. А ведь старинная легенда гласит: подчинить себе единорога может только девственница. Я-то думал, нарвалы давно повымирали. Хотя бивень можно достать у костореза. Насчет девственниц готов засвидетельствовать: они пока еще встречаются. Сам изготовляю это добро на заказ. Качество гарантирую. А-а-а, Spica siren [сирена Спика; Спика - самая яркая звезда в созвездии Девы]. Миленькая девочка. Очень, очень хороша. Она... Черт меня подери, это не кукла с конвейера, это же Сандра, моя Сирена! Свою-то руку я узнаю! Какого дьявола ей тут делать? О, Господи! Нагая, в витрине гнусного балагана. Это уж слишком! Он в ярости кинулся к витрине. Такое с ним случалось и прежде: его обычное спокойствие холодного бешенства вдруг прорывалось необузданными вспышками гнева. (В глубине души он полагал, что этот подлый мир абсолютно неуправляем, поскольку строится не по тем законам, которые он считает разумными.) Он обрушился на витрину с кулаками, и царапал стекло. Стенки были податливы, но не ломались. Он огляделся в поисках чего-нибудь режущего или колющего. Огнетушитель! В два прыжка оказался возле химеры, схватил огнетушитель и бегом бросился назад, к своей Сирене. Три страшных удара раскололи пластик витрины, еще три таких же удара - и крышка запасного выхода сбита. Неожиданная выходка привлекла всеобщее внимание. Чудовища за стеклами не сводили с него испуганных глаз. Вокруг собиралась любопытная толпа. Он протянул руку и схватил улыбающуюся Сирену. - Санди, вылезай отсюда. Как тебя занесло в цирк? ... - Где твой муж? ... - Час от часу не легче, - он стянул кепку с белесых, клочковатых волос. - Возьми, прикройся. Да нет же, не здесь, внизу. Сверху закроешь руками. Встань у меня за спиной. ... - Никакой я не ханжа. Просто не потерплю, чтобы прекраснейшее из моих творений выставляли на потеху публике. Ты думаешь, я... Он резко повернулся к троим охранникам, которые подбирались к нему, и угрожающе поднял тяжелый огнетушитель. - Еще один шаг и получите струю прямо в глаза. Никогда не пробовали, как это? Троица остановилась. - Послушайте, мистер, вы не имеете права... - Я вам не мистер. У меня есть ученое звание. Домини, что значит господин учитель. Впредь называть меня только так: домини Мэнрайт. Мне нужен владелец этого балагана. Немедленно. Сию минуту. Sofort [немедленно (нем.)]. Immediatamente [тотчас же (итал.)]. Мистер Сатурн или мистер Курьез, как его там. Передайте ему, что домини Реджис Мэнрайт желает говорить с ним. Сейчас же. На этом самом месте. Он знает, кто я такой, то есть для него же лучше, если он знает. Я все сказал. Катитесь. Быстро. Мэнрайт обвел свирепым взглядом толпу завороженных зрителей. - И вы, бараны, давайте отсюда. Все до единого. Можете глазеть на другие фокусы. Номер с Сиреной издох. Зеваки отступили под его напором. Вперед вышел джентльмен, облаченный в странный наряд, долженствовавший, по-видимому, изображать вечерний костюм двадцатого века. На лице джентльмена застыло изумленное выражение. - Вижу, вы оценили Сирену по достоинству, сэр. Великолепный экземпляр. Незнакомец сбросил свою опереточную накидку и предложил ее Сандре. - Вы должно быть замерзли, мадам. Прошу вас. - Спасибо, - рявкнул Мэнрайт. - Накинь это, Санди. И поблагодари джентльмена. ... - Плевал я, замерзла ты или нет. Прикройся. В таком виде я не позволю тебе разгуливать. Не хватало еще, чтобы все, кому не лень, пялились на роскошное тело, которое я создавал своими руками. Верни мою кепку. ... - О женщины! - взревел Мэнрайт. - В последний раз я связываюсь с женщиной. Работаешь, как вол. Сколько труда, опыта, знаний нужно, чтобы создать эту красоту, да еще вложить в нее какой-никакой умишко. А кончается все равно одним и тем же. Безмозглая порода. Ну где этот мистер "50 курьезов"? - К вашим услугам, домини, - улыбнулся незнакомец. - Что? Так это вы тут распоряжаетесь? - Именно так, сэр. - В этом идиотском фраке и в белом галстуке? - Сожалею, домини. Этот костюм - дань традиции. Так уж мне положено по роли. А днем, так вообще приходится надевать охотничий костюм. Действительно, вид, как вы изволили выразиться, идиотский, но именно так, по мнению публики, должен выглядеть цирковой маэстро. - Гм-м. Как вас зовут? Я хочу знать имя человека, с которого живьем сниму скальп. - Корк. - Пишется на ирландский манер что ли? - В конце буквы "кью", "ю". - Корк - кью-ю... - глаза Мэнрайта загорелись интересом. - А вы случаем не родственник профессора Чарльза Рассела Корка, который читает курс биологии в университете Сириуса? В таком случае, это делает вам честь. - Благодарю вас, домини. Я и есть Чарльз Рассел Корк, профессор внеземной и мутационной биологии. - Что-о?! - Да, это так. - В этом нелепом костюме? - Увы. - Здесь, на Земле? - Собственной персоной. - Какое сумасшедшее везение! Подумайте, ведь я собирался тащиться на Марс только для того, чтобы встретиться с вами. - А я привез свой цирк на Землю в надежде увидеть вас и потолковать. - Давно ли вы на Земле? - Два дня. - Почему же вы не позвонили мне? - Размещение цирка требует времени. У меня буквально не было ни минуты. - Неужели этот чудовищный балаган принадлежит вам? - Он мой. - И вы знаменитый Корк? Величайший исследователь нетрадиционных форм жизни? И вы, на которого готовы молиться ваши коллеги, и я в том числе, дурачите цирковыми фокусами этих баранов! Не могу поверить, Корк! - Вы должны понять меня, Мэнрайт. Известно ли вам, во что обходятся опыты по внеземной биологии? Думаете комитеты по распределению фондов горят желанием финансировать мою науку? Как бы не так. Вот вы, например, занимаясь частной практикой, можете заламывать любые суммы. Конечно, вам не составляет труда добыть деньги на свои исследования, а я вынужден валять здесь дурака. - Чепуха, Корк. Как будто вы не можете получить патент на любое из своих гениальных изобретений. Взять хотя бы ваш необыкновенный метофит Юпитер-3. "Ганимедский трюфель", вот как называют его знатоки-гурманы. Представляете, почем идет унция ваших трюфелей? - Знаю, знаю. Все так. Есть и авторское право, и баснословные гонорары. А вы, мой дорогой домини, очевидно, не знаете, что такое университетский контракт. По условиям контракта весь гонорар перечисляется университету, а там уж, - с кислой улыбкой закончил Корк, - его тратят на исследовательские программы вроде Коррективного курса настольного тенниса. Методики вызывания демонов или Комментариев к стихотворчеству Леопольда фон Захер-Мазоха [Леопольд фон Захер-Мазох - австрийский писатель (1836-1895), с патологическими мотивами эротических романов которого связано происхождение термина мазохизм]. Мэнрайт раздраженно кивнул. - Чертовы университетские клоуны! Я отказался от десятка университетских приглашений и не жалею. И вы должны так унижаться из-за денег, Корк. Какое безобразие? Но послушайте, я так хочу поговорить с вами обо всем. Ну, например, как вы открыли этот ганимедский метофит? У вас найдется для меня время? А знаете, я подумал... Где вы остановились? - В "Северном ветре". - В этом рассаднике блох? - Что поделаешь, приходится экономить. - Вот и прекрасно, сэкономите больше, переехав ко мне. Вам это не будет стоить ни цента. Места у меня хватит, и я с величайшим удовольствием размещу вас на любой срок. А видели бы вы, какого слугу я сотворил! Он вам понравится: заботлив, как нянька. Соглашайтесь, Корк. Нам с вами нужно столько всего обсудить. Я хочу поучиться у вас. - Напротив, дорогой домини, это мне придется пойти к вам в ученики. - Не спорьте со мной, Корк, забирайте вещи из отеля и... ... - Что тебе, Санди? ... - Где он? ... - Ага, вижу. Трусливый соглядатай! - Что там еще, Мэнрайт? - Ее благоверный. Если только вы не удержите меня, он станет ее покойным мужем. Перед ними возник явный гермафродит, довольно высокий, худощавый, одетый с подчеркнутой элегантностью. Грудная клетка, мускулатура рук и ног были увеличены накладными подушечками для придания пущей мужественности. Из тех же соображений, по-видимому, был разукрашен шитьем внушительных размеров гульфик. Мэнрайт остервенело крутил в руках огнетушитель, словно нащупывал взрывное кольцо гранаты. Гермафродит тем временем сделал еще несколько шагов вперед и произнес: - Ах, это вы, Мэнрайт. - Джезами! Мэнрайт процедил это имя с таким презрением, что оно прозвучало хуже бранного слова. - Сандра. ... - Наш импресарио. - Здравствуйте, мистер Джезами. - Мэнрайт, я как раз хотел разобраться с вами. - Тебе разбираться со мной, грязный сутенер? Ты выставил на потеху в цирке свою собственную жену, лучшее из моих творений! Мэнрайт резко обернулся к профессору Корку: - А вы тоже хороши - купили ее. - Моей вины здесь нет, домини. Не мог же я вникать во все детали. Покупки оформляла здешняя администрация. - Сколько ты получил за нее? - Мэнрайт снова накинулся на Джезами. - Не имеет значения. ... - Такую малость? Зачем ты сделал это, грязный сутенер? Ясно, как божий день, что ты в средствах не нуждаешься. - Послушайте, доктор Мэнрайт... - Не сметь называть меня доктором! Я для тебя домини, запомни. - Послушайте, домини... - Ну! - Это нечестная игра. - Ах вот как ты заговорил! - Я повторяю: вы играете нечестно. - Да как ты смеешь! - У меня водятся деньги, не скрываю, но это вовсе не означает, что меня можно обирать. - У тебя водятся деньги? Да у тебя на роже написано, что ты сам мешок, набитый деньгами. - И все-таки это не повод грабить меня. - Грабить, говоришь? Сейчас я убью его! И не вздумайте меня удерживать, я все равно размозжу ему голову. Не ты ли сам явился ко мне, фигляр убогий? Ты заказывал идеальную жену, сирену? Такую, чтобы ни один мужчина не устоял, короче, из тех морских дев, что соблазняли Улисса, и бедняга должен был привязывать себя веревками к мачте, дабы не поддаться искушению. - Я и не отказываюсь, все так. - Хорошо. Я изготовил биоробота, гарантия стопроцентная, чудо красоты и очарования, точную копию мифической сирены. - Так, так, домини. - И спустя неделю, после того как ты получил ее, я нахожу свой лучший экземпляр в цирковом шоу уважаемого профессора. Мою красавицу бесстыдно выставляют в ярмарочном балагане. Эти классические черты, стройная шея! Соблазнительные бедра, грудь. - Она сама захотела. - Это правда, Санди? ... - Стыдно, девочка. Тщеславием я тебя не обделил, тут, пожалуй, промашка вышла. Но не до такой же степени заниматься самолюбованием! Эксгибиционистка несчастная. - Впрочем, тебя это все равно не оправдывает, - снова бросил он Джезами. - Какого дьявола тебе это надо было? - Она рвала мне покрывала. - Что-о?! - Ваше лучшее творение изодрало в клочья мои шелковые покрывала с монограммами, за которые я платил бешеные деньги. Ручная вышивка, монастырская работа. Ваша копия мифологической Сирены изодрала их своими ногами. Вы только посмотрите на них! Присматриваться не было нужды. Отрицать очевидное невозможно: стройные ножки соблазнительнейшей из Сирен от коленей книзу покрывали фазаньи перья. - Ну и что? - нетерпеливо осведомился Мэнрайт. - Я весь исцарапан. - Черт бы тебя побрал! - взорвался Мэнрайт. - Ты просил Сирену? Ты получил ее за свои денежки. - С птичьими лапами? - А ты чего хотел? Не слышал, что Сирена - наполовину женщина, наполовину птица? Можно подумать, Булфинча [Булфинч Томас (1796-1867) - американский писатель, автор популярных пересказов классической мифологии] никогда не читал. Еще Аристотель писал об этом. И сэр Томас Браун [Браун Томас (1605-1682) - писатель, врач, один из наиболее известных прозаиков английского Ренессанса] тоже. Скажи спасибо, что у нее только ноги фазаньи, а то могла бы оказаться в перьях от талии и ниже. Ха-ха! - Занятно, - пробормотал Джезами. - Имей в виду, тебе не просто повезло, - продолжал Мэнрайт. - Все дело в моих гениальных способностях. И в глубочайшем понимании сексуальных потребностей. ... - Не нахальничай, девочка. Я, конечно, тоже не монах, но если я гарантирую девственницу, то... ну да ладно, неважно. Забирай ее домой, Джезами. И не спорь, не то я убью тебя. Черт, где мой огнетушитель? Я его только что держал в руках. Неустойку профессору я уплачу сам. Не хватало, чтобы страдали его исследования. А ты, Санди, ради всего святого, подстриги свои коготки. Спокойствие и еще раз спокойствие, девочка. А вы, профессор, собирайтесь и приезжайте ко мне. Вот мой адрес ка карточке. Ну так какого черта вы крутите в руках этот идиотский огнетушитель? ...Вот такая у меня здесь картина, Чарльз. Жаль, что именно сейчас у меня в работе нет ничего интересного. Вы же понимаете, я не из породы ремесленников вроде этой швеи, которая только и может, что кромсать на части взрослых особей, да как попало сшивать куски. Все это вы уже видели в балагане. Нет уж, такое не для меня. Свои творения я генерирую собственными руками, я создаю их на клеточном уровне из настоящей ДНК. Мои младенцы, представьте себе, созревают в колбах: биороботам, как и зародышам человека, не обойтись без материнского чрева. - Потрясающе, Редж, необыкновенно! Но я совершенно не представляю, как вы регулируете действие РНК. - Вы имеете в виду посредническую функцию РНК? - Именно. Общеизвестно, что ДНК - источник жизни... - Общеизвестно? Скажете тоже! Жалко времени, а то бы я показал вам ту ахинею, что пишут наши академические светила. - И все-таки, нам известно, что РНК служит передатчиком команд в развивающейся клетке. - Прямо в точку, Чарльз. Вот здесь у нас и появляется возможность вмешаться в клеточные процессы. - Но как вам удается управлять командами, передавать через посредство РНК команды, необходимые вам? И каким образом вы отбираете эти команды? - Пойдемте в инкубатор. - Куда? - Сейчас мы посмотрим мое тепличное хозяйство, потом я вам все объясню. Мэнрайт и его коллега вышли из просторного помещения в цокольном этаже, освещенного красноватыми лампами, чей мягкий отблеск множился в лабораторных склянках, окрашивал жидкости в цвет рубина. ("Мои младенцы должны быть надежно защищены от шума и яркого света".) Они поднялись этажом выше, туда, где располагались жилые комнаты, отделанные в несуразном вкусе, свойственном домини. Убранство этажа являло собой ужасающую смесь античности, ренессанса, африканского искусства и стиля эпохи Регентства. Венчал все это великолепие мраморный бассейн, в котором обитала переливчатая рыбина, тут же с выжидательным любопытством воззрившаяся на гостей. - Надеется, что один из нас нырнет в воду, - пошутил Мэнрайт. - Одна из моих причуд, гибрид пираньи и карпа золотистого. Весь второй этаж - двадцать пять на сто метров - занимал кабинет Мэнрайта, одновременно служивший библиотекой. Все четыре стены до самого потолка были увешаны полками, забитыми книгами, кассетами, научной документацией. У каждой стены - переносная лестница. В качестве рабочего места хозяин кабинета использовал громадный плотницкий стол, заваленный всякой всячиной. На третьем этаже помещались столовая, кухня; кладовая и комнаты слуг в дальней части здания, выходящей на сад. Следующий этаж, светлый и просторный, был отведен под спальни. Четыре большие спальни, по соседству с каждой - ванная и туалетная комната. Здесь обстановка отличалась спартанской простотой. Сон рассматривался Мэнрайтом как досадная необходимость, с которой нужно смириться, если уж нельзя получить от нее удовольствие. - Девять месяцев зародыш человека проводит в глубокой спячке в утробе матери. Да и на том свете отоспимся, - ворчал он. - Впрочем, что я говорю? Я же сам работаю над проблемой бессмертия. Вся беда только в том, что ткани оказываются недолговечными. По узенькой лестнице, ведущей на крышу, они поднялись в светлую комнатку с куполообразным пластиковым потолком, надежно защищавшим теплицу от ветра и непогоды. Сверкающая конструкция в центре комнаты более всего походила на один из фантастических аппаратов Леонардо да Винчи. Сооружение напоминало неуклюжего сломанного робота, застывшего в ожидании чудо-мастера. Корк внимательно рассмотрел груду металла и перевел взгляд на хозяина. - Нейтриноскоп, - объяснил домини. - Изготовил собственноручно, вариант электронного микроскопа. - Неужели нейтрино? Процесс распада бета-частиц? Мэнрайт кивнул. - Подсоединен к циклотрону. Вот таким образом я произвожу отбор определенных частиц, придаю им ускорение до десяти мегаэлектронвольт. Отбор частиц - самое трудное, Чарльз. Каждая молекула в цепочке РНК по-своему реагирует на бомбардировку теми или иными частицами. Мне удалось выделить до десяти тысяч передаточных команд-инструкций. - Невероятно, дорогой Редж. - Еще бы! На это у меня ушло десять лет. - А я и понятия не имел. Почему ваши результаты до сих пор не опубликованы? - Вот еще, - презрительно фыркнул Мэнрайт, - не хватало, чтобы любой шарлатан из кретинского университета развлекал публику моими опытами. Отдать им самое грандиозное и необыкновенное из того, что создано творческим гением! Никогда. - Но вы же продолжаете заниматься этим, Редж. - Зато я не занимаюсь трюкачеством, сэр. - Простите, Редж... - Никаких простите, профессор. Клянусь небесами, даже если Иисус Христос, в которого я, впрочем, не верю, сойдет на землю и появится в этом самом доме, то и тогда я не раскрою секретов своей лаборатории. Вы-то понимаете, какой ад ожидает человечество, если оно получит результаты моих экспериментов? Это будет новая Голгофа. Пока профессор размышлял над тем, к чему именно относились последние слова Мэнрайта о Голгофе - к его биороботам, к воскресению Христа или к тому и другому, - за стеной послышались странные звуки. Казалось, будто наверх по ступенькам втаскивают неподъемный куль. Нахмуренное лицо Мэнрайта разгладилось. Он улыбнулся и довольно произнес: - Мой слуга. Вчера вы не успели его увидеть. Настоящее сокровище. В дверь просунулась голова дебила, затем показалась уродливая горбатая фигура с непомерно большими руками и ногами. Чудовище открыло скособоченный рот и просипело: - Гоффподин! - Да, Игорь? - Украфть вам фегодня мофги? - Спасибо, Игорь. Сегодня не нужно. - Хорофо, гоффподин. Заффтрак готов. - Благодарю, Игорь. Вот наш уважаемый гость, профессор Корк. Постарайся, чтобы у него ни в чем не было нужды. Слушайся его во всем. - Да, гоффподин. К вафим уфлугам, профеффор. А вам украфть мофги фегодня? - Нет, не стоит. Игорь мотнул головой, повернулся и выкатился из комнаты. За стеной снова послышался звук спускаемого с лестницы тяжелого мешка. Корк затрясся в беззвучном смехе. - Какого дьявола вы тут натворили, Мэнрайт? - Производственный брак, - ухмыльнулся тот. - Первый и последний за все время моей работы. Нет, вру, не последний, потом была Санди. Я не думаю, что Джезами все-таки оставит ее себе... Знаете, - продолжал он свой рассказ, спускаясь по лестнице вместе со своим гостем, - один мой заказчик свихнулся на легенде о Франкенштейне [герой романа английской писательницы Мэри Шелли (1797-1851) "Франкенштейн, или Современный Прометей", создавший в своей лаборатории человеческое существо]. Вынь да положь ему слугу барона Франкенштейна. Через пять месяцев он снова пришел ко мне, то теперь его обуяла другая навязчивая идея - Робинзон Крузо, и он хотел иметь собственного Пятницу. Ну, Пятницу я ему сделал, а сам тут зашился с Игорем. - Неужели вы не могли разложить этого монстра на химические компоненты? - Бог мой, Чарльз! Ни за что на свете. Вдумайтесь в это: я создаю жизнь. Как же я могу уничтожить ее, даже если она появилась в самой безобразной форме? Так или иначе, Игорь оказался великолепным слугой. Есть у него, правда, один заскок насчет украденных мозгов, но это входило в базовую программу. Есть еще пустяки вроде того, что во время грозы его приходится запирать на ключ. Но готовит он, как истинный шеф-повар. - Не знал, что гомункулус барона был силен в кулинарии. - Если быть честными, то нет, но это отклонение от программы. Я тоже не застрахован от ошибок. Впрочем, результат более или менее благополучный. Единственная загвоздка заключается в том, что Игорь, занимаясь готовкой, думает, что из-под его рук выходят фантастические чудовища. Визитная карточка белела на подносе рядом с томатно-луковым пирогом (спелые томаты, мелко нарезанный лук, петрушка, базилик: посыпать острым сыром, запечь при температуре триста семьдесят пять градусов по Фаренгейту). - Что это, Игорь? - спросил Мэнрайт и прочитал: "Энтони Валера. Президент синдиката Вортекс, Олд Слип, 69. Тел.: 0210-0012-036-216291". - Он фдет в холле, гоффподин. - Вот это да! К нам клиент, Чарльз. У вас появился шанс увидеть весь цикл биогенерации от начала и до конца. Пойдемте со мной. - Помилуйте, Редж. Президент подождет. Чудовище, приготовленное вашим поваром, выглядит на редкость аппетитно. - Фпафибо, уважаемый профеффор Корк. - Ну что ты, Игорь, тебе спасибо. - Свиньи вы оба, - бросил Мэнрайт, сбегая по лестнице. Корк подмигнул Игорю, отхватил кусок пирога и, блаженно заведя глаза, прожевал, однако ему ничего не оставалось, как последовать за хозяином. Любой на месте президента синдиката, имеющего семнадцатицифровой собственный кодовый номер связи, держался бы с достоинством предводителя гуннов Аттилы. Мистер Валера и держался, и выглядел с изысканностью испанского гранда. Весь в черном с серебром, даже серебристый парик перетянут черной ленточкой. По всей видимости, он неплохо ориентировался в университетских делах, так как увидев Корка, с улыбкой поклонился и произнес: - Какой счастливый случай, профессор Корк. Весьма рад. Имел удовольствие слышать ваше выступление на Гуманитарном конгрессе. Мистер Валера тактично протянул левую руку, заметив, что в правой руке собеседника кусок пирога. Мэнрайт не тратил времени на обмен любезностями. - Ему нужен хороший исполнитель. Секретарь. Я предупредил его, что мои биороботы чертовски дорого стоят. - Я уже готов был ответить в ту самую минуту, когда вы так удачно вошли, профессор. Наша фирма абсолютно платежеспособна. - Значит, речь идет о коллективном заказе? - Нет, домини, наш контракт будет индивидуальным, - ответил Валера, - я, лично, также абсолютно платежеспособен. - Отлично. Нет ничего хуже коллективного бизнеса. Надеюсь вы знаете присказку о верблюде? Ну что ж, давайте обсудим детали и посмотрим, хорошо ли мы понимаем друг друга. Итак, под? - Женский, разумеется. - Разумеется. Внешность? - Вы не записываете? - Стопроцентное запоминание. - Вам везет. Тогда так: блондинка, рост средний. Изящество и грация движений. Мелодичный голос. Голубые глаза. Нежная кожа. Красивые руки. Стройная шея. Золотистые волосы. - М-м-м. Вы не могли бы привести пример? - Венера Ботичелли. - Ага. Венера, выходящая из створки раковины. Достойная модель. Характер? - Все, что обычно требуется от секретаря: гарантированная надежность, верность, ну, интересам дела, разумеется. - Понятно, интересам дела. - Ум, эрудиция. - Уточните, все-таки то или другое? - Это почти одно и то же. - Не скажите. Умный человек непременно обладает чувством юмора, что для эрудита вовсе не обязательно. - Пусть будет умная. Эрудицией я займусь сам. Так, способности. Она должна все схватывать на лету. Ей придется приобрести множество разнообразных навыков, необходимых для работы у меня. Добрая, отзывчивая. Должна хорошо понимать, что жизнь председателя компании напряженна и полна сложностей. - Такую девушку несложно отыскать, - заметил Мэнрайт. - Что заставило вас обратиться ко мне? - Еще не все, домини. Она не должна иметь никакой личной жизни, в любую минуту быть под рукой. - Для чего, простите? - Мало ли. Деловые завтраки, обеды, импровизированные встречи. Иной раз возникает необходимость развлечь клиента и все такое. Элегантна, это обязательно, пусть даже шикарна. Наконец пусть кружит мужчинам головы. Вы не поверите, в какие рискованные авантюры готов кинуться солидный клиент, которого обрабатывает хорошенькая секретарша. - Вы упустили важный момент. Красивой женщине, для того чтобы всегда быть на уровне, нужны деньги, много денег. На какое жалованье может она позволить себе быть шикарной? - Я полностью оплачиваю туалеты, косметику и все прочее. От нее требуется только хороший вкус, обаяние, остроумие, умение занимать собеседников. - Значит, девушка должна быть разговорчивой? - Только в тех случаях, когда я этого хочу, и молчать во всех остальных случаях. Корк негромко присвистнул. - Но, уважаемый сэр, вы нарисовали идеальный образ. - Скорее даже чудо, профессор. Недаром ведь домини Мэнрайт известен своими чудесами. - Вы женаты? - неожиданно задал вопрос Мэнрайт. - Был. Пять раз. - Вы большой любитель женщин. - Домини! - И к тому же вас легко соблазнить. - Вы так считаете? Что ж, а вы на удивление бестактны. Я бы скорее отнес себя к увлекающемуся типу. - Должен ли я сделать так, чтобы секретарша... иногда проявляла к вам личный интерес? Вносить ли этот пункт в программу? - Если у меня вдруг возникнет такое желание. В этом случае я хочу иметь идеальную любовницу. И чтобы никаких претензий. При обязательном условии сохранять верность мне. - Ну, это уж слишком, - возмутился Корк. - Не кипятитесь, Чарльз, - остановил его Мэнрайт. - Мистер Валера просто-напросто высказал затаенное желание любого мужчины, которому хочется иметь рядом с собой Аспасию [Аспасия (ок. 470 до н.э.) - гетера в Древних Афинах; отличалась красотой, умом, образованностью; в ее доме собирались художники, поэты, философы; с 445 г. жена Перикла], прекрасную даму, страстную любовницу и мудрую советчицу, какой была жена Перикла. В жизни таких женщин все равно не бывает, так что наш гость обратился по адресу. Превращать мечту в реальность - мое основное занятие. Быть может, эта девушка станет венцом моих творений. Внезапно мысли Мэнрайта приняли иное направление, и он заявил: - Вы быстро соскучитесь с ней, мистер Валера. - Почему вы так думаете? - Через полгода вы на стену полезете от своей любящей и преданной рабыни. - Как же это может быть? - Вы упустили из виду главное, ту самую изюминку, благодаря которой любовница всегда остается желанной и притягивает мужчину. Э, бросьте, Валера, ребенку ясно, что вы заказываете любовницу. Моральная сторона этого дела меня не касается, но я скажу вам: вы забыли добавить чуть-чуть перчику. - Я протестую, домини... - Послушайте, вы заказываете очаровательную любовницу. Мое дело - изготовить такую, чтобы она постоянно сохраняла для вас привлекательность. Поймите, даже в изысканные сладости порой добавляют горчинку. Только так и можно оттенить изысканный вкусовой букет, и человек никогда не пресыщается сладким. Так и в натуре вашей Аспасии должна быть какая-то пикантная горчинка, иначе ее совершенство вам быстро надоест. - В ваших словах есть логика, - проронил Валера. - Что вы предлагаете, домини? Я весь внимание. - В женщине, которая умеет привязать мужчину, есть эдакая чертовщинка. Такую женщину нельзя предсказать заранее, ее никогда не разгадаешь до конца, а потому жизнь без нее невыносима. Как, впрочем, и с ней тоже. - Какой же сюрприз преподнесет мне моя... э-э... секретарша? - А черт ее знает, - огрызнулся Мэнрайт, - хорош сюрприз, если знаешь о нем заранее. Я пока и сам не имею понятия. Во всяком случае гарантировать вам что-либо с женщиной не могу. Все, что в моих силах, - предусмотреть незначительную погрешность в программе, погрешность, которая со временем проявится в характере, но когда и как, неизвестно. Зато вы получите массу удовольствия, обнаружив нечто неожиданное в своей идеальной Аспасии. Вот и будет вам женщина с перчиком. Ясно? - Азартный вы человек, домини. - Азарт, как и риск, неизбежен, когда вступаешь в область, неподвластную природе и разуму. Помолчав, Валера произнес: - Вы хотите и меня толкнуть на риск? - Я тоже ставлю многое на карту. Вы заказываете мне идеальную любовницу, я со своей стороны должен проявить чудеса изобретательности, чтобы выполнить ваш заказ и сделать ее в точности такой, как вам хочется. - И как хочется вам, Редж, - пробормотал Корк. - Почему бы и нет? Я профессионал, и хорошо сделанная работа приносит мне не меньшее удовлетворение, чем моему клиенту. Ну как, Валера, по рукам? После нескольких мгновений сосредоточенного раздумья гость наконец кивнул. - Отлично. Тогда мне нужно получить от компании ваш Curriculum vitae [сведения о биографии, краткое жизнеописание (лат.)]. - Совершенно исключается. Сведения подобного рода обо всех служащих составляют секретную информацию. Я не могу обратиться в Вортекс с просьбой сделать для меня исключение. - Черт вас побори, вы так ничего и не поняли. Несговорчивость клиента бесила Мэнрайта, но, понимая, что необходимо взять себя в руки, он продолжал более спокойно: - Дорогой президент, я должен спроектировать каждую черточку нашей прекрасной дамы в расчете исключительно на ваши вкусы. Пусть мужчины роем вьются вокруг нее, я сделаю так, чтобы она по-настоящему подходила вам одному, и только ваши достоинства привлекали ее. - Возможно ли это? Я весьма далек от совершенства. - Тем более. Вам со всеми вашими слабостями будет нужна именно эта женщина. Тогда может быть вы и в самом себе обнаружите что-то новое. Приходите через двадцать одну неделю. - Почему такая точность? - К этому времени она достигнет двадцати одного года - возраста совершеннолетия. Каждая неделя созревания моих биороботов равняется году человеческой жизни. Стало быть, неделя уйдет на то, чтобы вырастить взрослую собаку, а для нашей Аспасии необходима ровно двадцать одна неделя. Всего хорошего, мистер Валера. Когда дверь за гостем закрылась, Мэнрайт с улыбкой подмигнул Корку. - Вот это шанс испытать свои силы! До сих пор в моей коллекции не было современных биороботов. Я рассчитываю на вашу помощь, Чарльз. - Вы предлагаете мне сотрудничество, Редж? Весьма польщен, - Корк хитро усмехнулся. - Хотя мне далеко не все понятно в том, что вы тут рассказали. - Пустяки! Мы с вами начнем прекрасно понимать друг друга, когда сработаемся. Что вам неясно? - Вы упомянули какого-то верблюда. Мэнрайт расхохотался. - Неужели вы не слышали эту поговорку? Вот расплата за то, что вы проводите все время на других планетах. Итак, вопрос: "Что такое верблюд?" Ответ: "Это лошадь, которую создавал коллектив". Он снова посерьезнел. - Но черт побери, к нашей малютке это не относится! Мы создадим такую красавицу, что ни один мужчина не устоит. - Простите мое любопытство, Редж, но может ли случиться, что и вы тоже? - Я? Дудки! Знали бы вы, сколько прошло через мои руки этих мифологических девственниц, богинь, наяд, дриад и прочих. Und so weiter [и так далее (нем.)]. Меня голыми руками не возьмешь. Я закаленный боец, и к тому же после стольких лет экспериментов у меня стойкий иммунитет к чарам моих подопечных. А знаете, - добавил Мэнрайт с отсутствующим видом, - одна из самых сложных проблем - это груди. - Ради Бога, Редж, что вы хотите сказать? - Что же тут непонятного? У ботичеллевской Венеры они слишком малы. Думаю, нужно запрограммировать их более пышными. Но как выбрать размер и форму? Грушевидные? Округлые, как спелый гранат? Тяжелые и крепкие, словно созревшие дыни? Боюсь нарушить гармоничность пропорций. - Не поможет ли здесь та самая неожиданность, которую вы собираетесь запрограммировать? - Будем надеяться, хотя одному Богу известно, в которого я, впрочем, не верю, когда и как аукнется нам эта неожиданность. Поздравляю вас, Корк. Мы приступаем к созданию идеальной женщины или нашей Бэби-малышки, говоря словечком современной молодежи, которое есть не что иное, как забытое старое выражение. В программе, составленной Мэнрайтом для своей необыкновенной Бэби, предусматривалось: обаяние, верность, честность, сердечность, терпение, изысканность, преданность, веселый и добрый нрав, красота, шик, соблазнительные формы, остроумие и блеск в разговоре, умение развлечь, когда этого требуют обстоятельства. Программа имела следующий вид: A 12-1 0 0 (Довести до кипения) B 12-2 1 1 C 12-3 2 2 (Многолетней выдержки, высшей марки) D 12-4 3 3 E 12-5 4 4 F 12-6 5 5 (1/4 драхмы) [драхма - единица массы в аптекарской практике, равна 3,89 грамма] G 12-7 6 6 H 12-8 7 7 (Вьющиеся) I 12-9 8 8 J 11-1 9 9 (1/2 скрупула) [скрупул - единица массы в аптекарской практике, равна 1,3 грамма] K 11-2 L 11-3 8-3 M 11-4 11-8-2 N 11-5 8-4 O 11-6 11-8-3 P 11-7 0-8-4 Q 11-8 12-8-2 R 11-9 12 S 0-2 11-8-4 (щепотку) T 0-3 0-8-3 U 0-4 12-8-3 Und so weiter. И так на ста сорока семи страницах. Унд майн Готт, и дай Бог, чтобы сложнейшая программа биогенерации, мало кому интересная во всех деталях, сработала, как задумано. - Короче говоря, Чарльз, нет смысла разбирать эту китайскую грамоту до конца. Цифры вам ничего не скажут: я применяю числовое кодирование источников, из соединения которых получится наша Бэби-малышка. Возможно, не каждое имя покажется вам знакомым, но даю голову на отсечение, все они в свое время гремели. - Послушайте, Редж, что за выговор вы сделали вчера Игорю? "Повар ничем не лучше своих продуктов", о чем это вы? - Именно так. А у меня продукты высшего качества. Классическая красота - Венера Ботичелли, но груди египетской царицы. Правда, сначала я думал взять за образец бюст Полины Боргезе, но мне попался известковый барельеф царицы из рода Птолемеев. Великолепно, вот это модель! Стройность бедер античная. Так, дальше. Линейный живот. Вы что-то сказали, Чарльз? - Нет, нет, Редж. - Знаете, насчет Аспасии я поторопился, ни к чему она нам. - Но вы же говорили, что Валера хотел именно такую. - Я ошибался. Историческая Аспасия была чертовой допотопной феминисткой. Президенту Вортекса такой орешек не по зубам. - Да и вам наверное тоже? - Такого добра никакому мужчине не нужно. Возьмем вместо нее Эгерию. - Кто это? Я, знаете ли, не специалист по античности. - Легендарная нимфа ручья, пророчествам которой во многом был обязан древнеримский царь Нума. Кстати, секретарша с даром прорицательницы может оказаться полезной нашему президенту синдиката. Подведем итоги. Изысканность, шик возьмем от известной французской модельерши Шанель Коко. Понимание сокровеннейших пружин человеческой природы нам даст несравненная Джейн Остин [Джейн Остин (1775-1817) - английская писательница]. Берущий за сердце голос, артистизм - это, конечно, Сара Бернар. И еще от нее же - самую чуточку еврейской крови. - Какого дьявола, Редж? - Думаю, в своих межпланетных странствиях вы не часто сталкивались с еврейками, а то бы не задавали глупых вопросов. Удивительная нация - творческая, свободолюбивая, упрямая и самобытная. С ними ужиться непросто, но и без них не обойтись. - Но ведь именно так вы и определили идеальную женщину, не правда ли? Мэнрайт кивнул. - Если ваша Бэби с характером, вряд ли она будет плясать под дудку нашего заказчика. - И здесь у нас есть пример для подражания. Лола Монтес [танцовщица (1818-1861), искательница приключений, уроженка Ирландии, фаворитка Луи I, короля Баварии], вот уж была дама с характером. Пойдем дальше. Деловая хватка - Виктория Вудхалл [американская феминистка (1838-1927), деловая женщина; основала первую биржу, где работали женщины]. Стойкость духа - Пассионария. Золотые руки - Эстер Бейтман, первая женщина-ювелир. Ум - Дороти Паркер [американская писательница (1893-1967)]. Жертвенность - конечно же, Флоренс Найтингейл [английская медсестра (1820-1910)]. Обязательно загадочность, тут не перещеголять Мату Хари. Ничего не забыли? - Умение блеснуть в разговоре. - Отлично. Пусть будет Оскар Уайльд. - Как так? - Подумаешь, а что особенного. Уайльд известен как неподражаемый собеседник, его обеды славились искрометностью речей. Между прочим руки, ноги и шейка нашей Бэби будут, как у балерины. Талант устраивать приемы от Долли Мэдисон [жена президента США Джеймса Мэдисона (1768-1849)]. И еще одно... чуть не упустили. - Тот самый сюрприз, который того и гляди поставит нас в тупик. - Вы совершенно правы, - Мэнрайт углубился в свои записи. - Самое любопытное, что эта неожиданность запрятана где-то здесь. Нет, нет, это curriculum vitae нашего заказчика. Вы не можете представить себе, Чарльз, какой замшелый ортодокс, самовлюбленный и напыщенный эгоист скрывается под маской холеного денди. Думаете, мне легко вложить в подсознание нашей девочки влечение к подобному типу? Ага, вот же она, эта самая загвоздка в ее характере. Написано черным по белому: R = L x шN. - Погодите, погодите, - медленно произнес Корк, - что-то знакомое. - Ну конечно! - Кажется, припоминаю со студенческих времен: наиболее вероятное расстояние до фонарного столба после некоторого числа произвольных поворотов, - Корк медленно подбирал слова, - будет равняться средней длине шага... - Пройденного по прямой, Чарльз. - Правильно, длине шага, пройденного по прямой, помноженной на корень квадратный из общего числа шагов. Корк смотрел на Мэнрайта со смешанным выражением тревоги и любопытства. - Будь я проклят, Редж! Это решение знаменитой задачи "Прогулка пьяницы". Есть такая в теории неупорядоченности. Вот где нужно искать вашу неожиданность, так, Редж? Вы гений или сумасшедший. - И того и другого понемножку. В целом вы правы, Чарльз. Наша Бэби-малышка по условиям программы будет двигаться точно по прямой, но в один прекрасный момент, который заранее предсказать невозможно, ее занесет вправо или влево. - Если я правильно понял вас, ориентир ее движения вперед - мистер Валера. - Несомненно. Он-то и олицетворяет собой пресловутый фонарный столб, расстояние до которого требуется определить. Но какие коленца выкинет она по дороге к своей цели, представить трудно. Мэнрайт хмыкнул и затянул надтреснутым, хрипловатым голосом: Фонарь качался на столбе, Светил в ночную тьму. Он. Он. Она. Она. Он. Она. Она. И в снег, и в дождь, в вечерней мгле, Лишь бы не одному, Он. Он. Она. Она. Он. Она. Она. Лабораторный дневник Мэнрайта сохранил суховатый, лишенный приличествующего случаю драматизма, отчет о том, как происходило зачатие и внутриутробное развитие прекрасной Галатеи, Бэби-малышки, идеальной женщины. Зародышевая стадия: День первый. Колба 100 мл День второй. Колба 500 мл День третий. Колба 1000 мл День четвертый. Колба 50 000 мл День пятый. Фильтрация. (Э. и А. дерут бешеные деньги за специальные колбы. Наш младенец появился на свет. Чарльз в восторге. На мой взгляд, ничего особенного, красное личико. Едва освободившись от зародышевой оболочки, принялась болтать и пускать пузыри. Утихомирить ее не могу. Жизнерадостный, большеротый галчонок.) - Редж, нашей Галли необходима нянька. - Глупости, Чарльз. Через неделю ей уже сравняется год. - Все равно, за ней нужен хороший уход. - Ну ладно, ладно. Давайте положим ее в комнате Игоря. - Ни в коем случае. Он малый что надо, по уходу за детьми не обучен. - Хотите, я внушу ему, что он сам ее изготовил? Тогда уж он от нее ни на шаг. - Не делайте этого, Чарльз, прошу вас. Ему нельзя доверять ребенка. - Давайте поищем, кому можно доверить малышку. Гм-м. Вот именно то, что вам нужно. Однажды я сотворил Старушку, которая жила в Башмаке по заказу Абсолютно Непревзойденной Компании Имитационных Пластиков. Потом они использовали ее в своей рекламе. - Это из старинного английского стишка, если я не ошибаюсь? Помнится, у нее было несметное количество детей. - Она самая. Мэнрайт нажал на кнопку видеотелефона. Экран засветился, показалась сморщенная цыганка, которая немедленно протянула руку за подаянием. - Это Реджис, Старуха. Как дела? - Scanruil aduafar [ужасно (ирландск.)]. - Почему? - Briseadh ina ghnoe [все сломалось (ирландск.)]. - Да что ты! Компания Пластиков обанкротилась? Значит, ты опять без работы? - Deanfaidh sin [как пойдет (ирландск.)]. - Возможно, у меня для тебя кое-что найдется, у меня появилась... - Перестаньте молоть чепуху, Редж, - оборвал его Корк. Грубость была настолько не свойственна неизменно корректному профессору, что Мэнрайт, оборвав себя на полуслове, изумленно воззрился на своего коллегу. - Будь оно неладно, Мэнрайт. Вы что же хотите подсунуть эту старую ведьму? - Какая она старая? - возразил Мэнрайт. - Ей от силы лет тридцать. Просто компании нужна была старуха, вот и пришлось делать по их образцу - семидесятилетнюю ирландскую цыганку. Там их называют тимкеры [ирландские цыгане, промышляющие лудильным делом]. Заметьте, понимает только по-ирландски, но сладит с любым малолетним разбойником, у которого шило в одном месте. - И слушать не хочу. Поищите кого-нибудь другого. - Чарльз, этот чертов ребенок уже успел влезть вам в душу. - Не выдумывайте. - Нашу Бэби можно поздравить с первой победой, а ведь эта соплячка только-только из колбы. Представляю, как она будет крутить мужчинами через двадцать недель. Сколько драк и дуэлей предстоит еще из-за нашей Бэби. Ха-ха! И все-таки, согласитесь, я - гений! - Вернитесь на землю, Редж. Пока нам нужна хорошая нянька для Галли. - Ай-яй-яй! - Да, ребенку просто необходимы тепло и забота. Особенно при вашей воспитательной методе. - Не возьму в толк, что вы хотите сказать. Ну так и быть. Устрою я вам кормилицу у колыбельки. Позвоню Клаудии, - Мэнрайт снова нажал на кнопку видеотелефона. - Она ей лучше родной матери будет. Эх, мне бы самому такую няньку. Добрее и нежнее я не знаю. Алло, Клаудиа? Реджис говорит. Включайся, дорогуша. На экране возникла великолепная массивная голова черной гориллы. - !! - проревела обезьяна. - Извини, дорогая, раньше не мог позвонить. Дела, дела. Прекрасно выглядишь. Как твой бездельник-муж? - ! - Детишки? - !!! - Чудесно. Кстати, ты собиралась привезти ребят, чтобы я поучил их нашему с тобой языку, золотко. Да, о детишках. У меня тут есть сейчас кое-что, и я хочу пригласить тебя... Корк, пришедший в себя от шока, молниеносным движением нажал на кнопку телефона. Изображение пропало. - Вы с ума сошли! - вскричал он. Мэнрайт удивленно взглянул на профессора. - Что вам не нравится на сей раз? - Вы хотите приставить к нашей девочке этого монстра? - Лучшей матери, чем этот, как вы сказали, монстр в целом свете не найти. Ребенку с ней раздолье: можно лазать по ней, тискать ее. Странное дело, - продолжал он размышлять вслух, - в моей власти повлиять на сознание и центры восприятия, но изменить органы артикуляции, данные природой, я не могу. Я научил Клаудиу понимать письменные и устные сообщения, но говорить ее не научишь. Приходится объясняться с ней вот таким примитивным способом, который и языком-то не назовешь. Чертовски обидно. И ей, и мне. - Вы не шутите? Вы в самом деле хотите, чтобы она ухаживала за малышкой? - Конечно, а чем плохо? - Да ваша Клаудиа способна испугать ребенка до полусмерти. - Чепуха. - Она страшна, как смертный грех. - Вы ничего не соображаете. Она красотка. Каков экземпляр, а? Какая чистота породы! И уж во всяком случае она поумнее университетских придурков, занятых Коррективным курсом настольного тенниса. - Но она же не говорит, бурчит что-то непонятное. - Проклятье, Чарльз! Еще не хватало, чтобы и она говорила. Этот чертов младенец и без того рта не закрывает, в доме покоя нет, так скажите спасибо, что хоть кто-нибудь заставит девчонку умолкнуть. Так черная горилла по имени Клаудиа появилась во владениях Мэнрайта, вызвав вспышку ревности у Игоря. В первый же день, когда все собрались за завтраком, Клаудиа под испепеляющими взглядами Игоря набрала следующее послание для домини: "В УЧ ГЛ ПР ТЛТ?" - Дай-ка мне вспомнить твои сокращения, дорогуша. Так, так. Вы, то есть я, научили Галатею проситься в туалет? Ну, конечно, Клаудиа. Я выбрал для нее все самое лучшее от сорока семи женщин. Надеюсь, хотя бы одна из них умела это делать. "КУП ПЛН" - Что я должен купить, Клаудиа? - Пеленки, Редж! - Благодарю вас, Чарльз. И тебе спасибо, Клаудиа. Еще чашечку кофе, золотко? До чего обидно, Чарльз, у нее не выходят сложные движения и получаются только печатные буквы, а прописные с их волнистыми линиями и соединениями не даются никак. Сколько нужно пеленок, Клаудиа? "1 ДЕС" - Хорошо. Десяток. Zu Befehl [слушаюсь (нем.)]. Ты привезла своих сорванцов поиграть с Галли? "СТ" - Твои ребята намного старше? "ГЛ" - Ты хочешь сказать, что Галатея старше твоих мальчишек? Я должен сам разобраться. Одна из спален верхнего этажа была превращена в детскую. Цокольное помещение, где обычно создавались биороботы, не годилось для лучшего творения домини. Войдя в детскую вместе с Клаудией, Мэнрайт застал такую картину: розовощекий младенец, растянувшись поперек брошенной на пол подушки, с интересом изучал толстую книгу. Завидя Клаудиу, девочка оторвалась от своего занятия и с восторгом поползла к няньке. - А я знаю, как помочь тебе, нянюшка, - затараторила она. - Нужно выучить самую обыкновенную допотопную стенографию. Тебе не придется больше мучаться, выводя закорючки, будешь ставить черточки и точки. Видишь, как просто? Мы станем учиться вместе. Девочка забралась на руки к огромной обезьяне и нежно расцеловала ее. - Эта простая мысль, - продолжала рассуждать малышка, - должна была придти в голову этому самовлюбленному всезнайке, как там его, все время забываю. - И встряхнув золотисто-рыжей гривой, она добавила: - Ах, это вы, домини Мэнрайт, какой неприятный сюрприз! - Ты права, Клаудиа, - взорвался Мэнрайт, - эта чертова девчонка уже успела перерасти твоих ребят. Лучше поменяй ей мокрые пеленки. Галатея отозвалась, как ни в чем не бывало: - С завтрашнего дня я начну сама пользоваться горшком, и вам не придется следить за моими пеленками. Лучше последите за своим языком. - О-о-о! - задохнулся Мэнрайт и вылетел из комнаты с видом оскорбленного достоинства. Галатея росла не по дням, а по часам. Так вытягиваются ростки молодого бамбука под южным солнцем. В доме ученого все ходило ходуном. Веселый смех Галатеи, казалось, звенел одновременно повсюду, ни часу не проходило без ее фокусов. Она выучилась играть на клавесине эпохи Регентства, который давно считался неисправным. Ей удалось убедить Игоря, что под видом клавесина скрывается одно из выпестованных им чудовищ. Вместе они настроили инструмент, привели его в порядок. Скрежещущие звуки концерта, исполняемого на камертоне, наполняли дом, и спасения от этих звуков не было за толстыми стенами и плотно закрытыми дверями. У Игоря не оставалось времени на приготовление обедов, и взрослым приходилось кормиться в ресторанах. Галатея самостоятельно научилась стенографии и соединила стенографические значки с символами языка глухонемых. Теперь они с Клаудией подолгу махали руками, болтая обо всем на свете. Это наконец осточертело Мэнрайту, и он категорически запретил им объясняться на пальцах, заявив, что по милости обеих он у себя под носом ничего не видит. Тогда они нашли новый способ вести беседу. Крепко взявшись за руки, они продолжали свой беззвучный разговор условными поглаживаниями и прикосновениями ладоней. Гордость не позволяла Мэнрайту узнать, о чем они шепчутся. - Скажут они вам, ждите, - ворчливо оправдывался он. - Редж, а что если мы имеем дело с тем самым сюрпризом, который должна преподнести нам Галатея? - Будь я проклят, если я знаю. Мне и так с ней хватает сюрпризов. Чертов ребенок! Из кухни, где священнодействовал Игорь, она утащила лакрицу, обмазалась ею и фосфором из неприкосновенных запасов Мэнрайта, а затем среди ночи ворвалась к профессору Корку, фосфоресцируя в темноте и завывая страшным голосом. - Я несчастная матушка метофитов с Ганимеда. Ты, пришелец из космоса, убил моих деточек! Теперь я убью тебя! Корк завопил от неожиданности и весь день заходился от смеха. Однако Мэнрайту было не до веселья. - Это еще что, - пожаловался он, - вот у меня начались самые настоящие кошмары из-за этого чертова ребенка. Я каждый день вижу один и тот же сон: в горах Дикого Запада меня преследуют индейцы. Однажды она пробралась в святая святых Мэнрайта, теплицу под крышей, и облачила робот-нейтриноскоп в одежду домини, предварительно прихваченную из его гардероба. И как ни странно, металлическое чудовище приобрело гротескное сходство с хозяином лаборатории. На удочку этого невинного младенца попались служащие компании по доставке химикатов, у которой Галли выманила баллон этилового спирта. ("Извините меня, пожалуйста, но папочка забыл сделать заказ. Вы не представляете, какой он стал рассеянный!") Дело кончилось тем, что спирт был вылит в мраморный бассейн к вящему удовольствию акул, которые нализались до неприличия. Но и этого ей показалось мало. Галатея сама прыгнула в бассейн и принялась плескаться вместе со своими пьяными любимцами. - Редж, ей неведомо, что такое страх. - Ага! Вспомните Пассионарию, неукротимую решимость которой мы заложили в программу. Она вынесла из лаборатории двести метров магнитной ленты и обмотала ею робота-пугало в саду. Садовник был в полном восторге, Мэнрайт - в ярости. Однако, честно говоря, его задело за живое то, что его знакомые, ценители современного искусства, предлагали ему внушительные суммы за новое произведение поп-арта. - Я понял, в чем заключается ваша неожиданность. Галли прирожденная художница. - Какой из нее к дьяволу художник? Смастерить что-нибудь по мелочи она еще может, недаром же я вложил в нее задатки Эстер Бейтман. Так что уравнение R = L x шN пока не проявило себя. Но кошмары все продолжаются, профессор. Я зажат в ущелье, индейцы отрезали мне пути к отступлению. Клаудиа возила девочку к себе, и Галатея отлично поладила с детенышами своей няньки. После этого Галатея притащила всю ораву домой к Мэнрайту, чтобы исполнить придуманный ею танец, который назывался "Человекообразное столпотворение" и сопровождался сочиненной ею же песенкой "Кто стащил малыша-гориллу?" Галатея отбарабанила свою мелодию - фортиссимо! - на клавесину. Корк восхищенно аплодировал, а Мэнрайт лишь пробурчал: "Положи на место камертон". - Редж, настоящая загадка нашей Бэби - музыка, - попытался смягчить его профессор. - Вы называете это музыкой? - был ответ Мэнрайта. Корк повел девочку на представление своего сатурнианского цирка, где всеми правдами и неправдами она упросила профессора позволить ей покататься на лошади. Она взлетела на лошадь без седла и погнала ее вскачь сквозь череду охваченных пламенем колец. Затем она вызвалась участвовать в аттракционе с метанием кинжалов, поразив публику тем, что и глазом не моргнула, когда острые лезвия вонзались в цель на расстоянии нескольких дюймов от ее головы. Она попробовала себя в номере воздушных акробатов и закончила свои эскапады, сунув свою рыжевато-золотистую головенку в пасть льва. Профессор не мог взять в толк, как ей удалось уломать его, ведь он не собирался разрешать ей никаких вольностей. - Дар убеждения, умение получить от человека все, что ей нужно, - вот он сюрприз Галатеи, - уверял он Мэнрайта. - А как великолепно она держалась, Редж. У меня самого душа ушла в пятки, а ей хоть бы хны. Бровью не поведет. Сколько уверенности в себе! Да, это необычайное существо. Вы произвели суперженщину для Валера. - Хм. - Возможно, у нее выдающиеся способности экстрасенса? Мэнрайта внезапно передернуло. С видом полной растерянности он простонал: Краснокожие окружают меня! Ежедневные занятия с молодой леди становились все более мучительными для него. Каждая их встреча заканчивалась перебранками и ссорами, причем пострадавшей стороной неизменно оказывался домини. - Когда мы разругались в прошлый раз, - жаловался он, - и уже ничего не соображая, одновременно схватились за ручку двери, я все-таки опередил ее и сделал замечание. "У возраста имеются свои преимущества, - говорю я, - даже перед смазливой внешностью". И вы знаете, что заявила мне эта краснощекая нахалка? "А у жемчуга - перед свиньями!" Вот ее слова. И гордо проплыла мимо с видом гладиатора, положившего дюжину противников. - Она великолепна! - рассмеялся Корк. - Что за чертовщина, Корк! Она вертит вами, как малым ребенком, вы уже не способны судить беспристрастно. Она вас просто свела с ума. - Ну, хорошо, как бы вы ни расценивали мои умственные способности, а что вы скажете обо всех остальных? Игорь, Клаудиа, ее ребята, служащие компании по снабжению химикалиями, слесарь, садовник, вся труппа моего цирка - они тоже с ума посходили? - Судя по всему, единственный нормальный человек, на которого не действуют ее фокусы, это я. Вам ли не знать простую истину из области психологии, Чарльз? Люди склонны обвинять окружающих в тех недостатках, которые свойственны им самим. Бессовестная девчонка имеет дерзость называть меня всезнайкой и узколобым консерватором. Подумать только, меня! Quod erat demonstrandum [что и требовалось доказать (лат.)]. - Но может быть вы сами несправедливы к ней, Редж? - Да попробуйте же вы рассуждать здраво, Чарльз. Она уже вполне сформировавшаяся девица. Вы посмотрите, какие у нее буфера. Пожалуй, я перестарался с формами египетской царицы. То ли еще будет. Нам скоро житья не станет от ее самомнения. Женщина есть женщина: у такой стервы чем больше выпирает спереди, тем она наглее. - Редж, вы наговариваете на нее. Галли прекрасно понимает, что будь она совсем плоскогрудой, мы бы любили ее ничуть не меньше. - Как профессионал могу сказать одно: девчонка до невозможности носится со своим "я". Ничего, со следующей недели начнем по-настоящему готовить ее к роли секретарши. Открываем сезон светских развлечений: танцевальные вечера, всякие там ленчи и ужины. Начнем таскать ее на приемы. Это поубавит ей спеси, - ответил Мэнрайт и без всякого перехода закончил: - Проклятье! Краснокожие сцапали меня, они привязали меня к столбу. - Позвольте предложить вам канапе. - Ta evan so. Саметшательны вэтшер, мисс Галанте. - Благодарю вас. Леди Агата, не хотите ли попробовать канапе? - Grazie, Signorina [благодарю вас, синьорина (итал.)]. - Prego, Commendatore [пожалуйста, командор (итал.)]. Еще канапе? - A dank, meyd. Lang leb'n zolt ir. - Nito far vus, генерал. Пожалуйста, горячие канапе, профессор Корк. - Вы очень любезны, очаровательная хозяюшка. Ваш повар постарался? - Я делала бутерброды сама. - Верх совершенства. И не бойтесь вы марсианского консула, он вас не съест. - Прошу вас, мсье консул. Не хотите ли кацапе? - Ah, mais oui. Merci, mademoiselle Galee. Que pensez-vous du lumineux Dominie Manwright? [Ах да, спасибо, м-ль Галди. Что вы думаете о блистательном домини Мэнрайте? (фр.)] - C'est un type tres competent [Этот тип весьма компетентен в своем деле (фр.)]. - Oui. Romanesque mais formidablement competent [Любит покрасоваться, но человек знающий (фр.)]. - Quoi? Manwright? Romanesque? Vous me genez, mon cher consul [Что? Мэнрайт любит покрасоваться? Вы удивляете меня, г-н консул (фр.)]. - Ma, foi, oui, romanesque, mademoiselle Galee. C'est justement son cote romanesque qui lui cause du mal a se trouver une femme [Именно так, м-ль Галли. Поверьте мне на слово, он любит пускать пыль в глаза, и как раз эта черта характера мешает ему найти себе женщину (фр.)]. - Какая тоска эти светские беседы, Чарльз. - Но Галатея великолепна. - Будь оно все проклято. Я места себе не нахожу от этих кошмаров. Сегодня ночью они сорвали с меня одежду. Это сделала потрясающая индианка. О-о, что за женщина! - Mi interesso particolarmente ai libri di fantascienza, magia orrore, umorismo, narrativa, attualita, filosofia, sociologia, e cattivo, putrido Regis Manwright [Меня особенно интересует научная фантастика, книги о магии и всяческих ужасах, юмор, беллетристика, современность, философия, социология и этот невозможный, разнузданный Реджис Мэнрайт (итал.)]. - Чарльз, я торжественно заявляю вам, что ноги моей больше не будет на подобном сборище литературных снобов. - Вы заметили, как Галли расправилась с этими итальянскими издателями? - Ну да, она в своем амплуа, а мне потом разбираться с ними. О, Господи, на руки она надела перчатки с железными шипами. - Что с вами, дорогой Редж? Галли ничего такого не делала. - При чем тут она! Я говорю о той сексуальной индианке. - Entao agora sabes dancer? [Итак, ты умеешь танцевать? (португ.)] - Sim. Danco, falo miseravelmente muchas linguas, estudo ciencia e filosofia, escrevo uma lamentaval poesia, estoirome corn experiencias idiotas, egrimo como un louco, jogo so boxe como up palhaco. Em suma, son a celeora bioroid, Galatea Galante, de Dominie Manwright [Да, я танцую. Очень скверно говорю на многих языках. Занимаюсь науками, философией. Пишу слабенькую поэзию. До умопомрачения занимаюсь всякими идиотскими опытами, фехтую, как сумасшедшая, боксирую. Я же знаменитый биоробот домини Мэнрайта, Галатея Галанте (португ.)]. - Она великолепно танцевала с португальским принцем. Красивая пара. - Скажите лучше с этим португальским альфонсом. - Да вы, кажется, ревнуете? - Что за чертовщина! Она раскаляет железные когти на костре. - Санди, неужели ты не могла поставить его на место? ... - Понятное дело. Я знаю, он большой наглец, а нахалы всегда трусливы. Главное, припереть его к стенке. Бери пример с меня. Скажи, он хоть раз приставал к тебе? ... - Ага, вот и ко мне тоже ни разу. Этот самовлюбленный наглец все равно кроме себя никого любить не может. ... - Ты что, Санди? Я и не собиралась кокетничать с этим гнусным типом. Нужен он мне! А ты бы позволила себе что-нибудь с ним? ... - Ага, ему даже не пришлось привязываться к мачте, чтобы устоять перед Сиреной. Айсберг несчастный. А, мистер Джезами, как это мило, что вы предложили нам свою ложу. А мы с вашей очаровательной женой только что обменивались впечатлениями об одном нашем общем знакомом, которого мы терпеть не можем. Вечно забываю, как его зовут. Видите, вот этот, справа от меня, тот, что проспал, пока играли Моцарта. - И мне снилось, Чарльз, что она терзает меня, мучает меня. В тело мне вонзаются раскаленные, пышущие жаром когти! - Man nehme zwei Teile Selbstgefalligkeit, zwei Teile Selbstsucht, einen Teil Eitelkeit und einen Esel, mische kraftig, fuge etwas Geheimnis hinzu, und man erhalt Dominie Regis Manwright [Взять две части самодовольства, две части эгоизма, одну часть тщеславия и одного осла. Все это как следует перемешать, добавить капельку скрытности и таинственности. Вы получите домини Мэнрайта (нем.)]. - О черт! Она метит мне прямо в пах. - Dominie Manwright's biodroid esta al dia en su manera de tratar los neologismos, palabras coloquiales, giro у modismos, cliches у terminos de argot, Senor. Yo soy Galatea Galante, la biodroid [Биоробот домини Мэнрайта весьма современен, великолепно ориентируется в способах интерпретации неологизмов, разговорных слов и выражений, модных словечек, клише и жаргонизмов, сеньор. Я биоробот, Галатея Галанте (исп.)]. - Благодарю вас, мадам, но я не испанец, хоть и могу оценить изысканность благородного кастильского наречия. - Оу, пардонаментэ комплиментэ, олд бой энд шер ами. - Я вижу, вы великолепно знакомы с классикой, мадам. Позвольте мне собраться с мыслями. Полагаю, единственным достойным ответом на словесные ребусы в духе Джеймса Джойса будет N. - Обьясняйсь по-норшведски? - N - Энглез пониаменто? - NN - Фонио саксо? - NNN - С вами все ясно. Ютское наречие [юты - германское племя, жившее в начале 1 тысячелетия н.э. на севере Ютландского полуострова; часть ютов вместе с англами и саксами переселилась в Британию в V-VI вв.]. Пора все же положить конец нашему вооруженному обмену любезностями, просклоняв последнее из ваших сильных выражений. - Brava, madame. Bravissima. - Но вопреки желанию, - задумчиво продекламировала Галатея, - вас к ужину сегодня звать должна я. - И снова классика, мадам? Шекспир "Много шума из ничего", сцена Беатриче и Бенедикта? - Скорее, сцена Галатеи и - простите, не знаю вашего имени... - Валера. Энтони Валера. - Значит, сцена Галатеи и Валера. Так вы придете к ужину? - С радостью. - Когда все утихомирятся, я скажу вам адрес. - Мне известен ваш адрес, Галатея. - Друзья зовут меня Галли. Откуда вы знаете, где я живу? Мы ведь незнакомы. - Видите ли, я заказчик... э-э-э... то есть приятель домини Мэнрайта. Галли! Сегодня вечером? - Ровно в восемь. - Желательно быть во фраке? - Это необязательно. Она рассеянно заметила, как будто позабыв обо всем на свете: - Не знаю, что нашло на меня, Валера, но едва я увидела вас сегодня, что-то подсказало мне: мы должны встретиться вновь. Наедине. Противиться этому желанию у меня нет сил. Вечером все домашние отправились поужинать в ресторанчике "У гурмана". Мнения по поводу внезапного каприза Галли разделились. - Она просто вышвырнула нас из дома, бессердечная эгоистка, - повторял Корк, - вышвырнула без всяких церемоний. - Чего вы возмущаетесь? - вмешался Мэнрайт. - Ей хочется побыть с ним наедине. Говорил же я вам: я гений! Моя программа разыгрывается, как по нотам. Мгновенная и страстная любовь с первого взгляда. - Она попрофила приготовить ей чудовиффе, гофподин. - Все правильно, Игорь. Теперь нам придется на цыпочках ходить, чтобы не помешать Валера крутить роман. А что поделаешь? Она так завела его, что он уже передал чек с посыльным. Причем заплатил всю сумму полностью. Хочет не мешкая закрепить за собой все права на Галатею. - И все равно мы не заслужили этого! Она выбросила нас на улицу. - Выбросьте ее из головы, Чарльз. Скоро мы навсегда распрощаемся с ней, и порядок в доме восстановится. - Но, гофподин, она не профила приготовить мофги. - Ничего, Игорь. Мы закажем cervelles de veau au beurre noir, ну если даже "У гурмана" не найдется телячьих мозгов, я прикажу тебе отправиться на охоту и добыть их нам. Мэнрайт улыбнулся, взъерошил и без того торчавшие в разные стороны волосы. - Благодарю вас, гофподин. - Выселить нас из дома! Подумать только. Клаудиа напечатала: "МНЕ PLANTAINS + RENELLOS DE AMARILLO". Валера переступил порог ровно в одну минуту девятого со словами: - В светском обществе считается высшим шиком приходить чуть позже назначенного времени, но я... Можно войти? - О как я рада! Я места себе не нахожу уже целую минуту. - Спасибо вам за эти слова. Признаюсь, я заставил себя соблюсти все тонкости этикета, но как видите, путь от моей улицы Олд Слип до вашего дома оказался короче, чем я думал. - Но ведь ваша компания находится как раз на Олд Слип. Неужели вы работали допоздна? - Я и живу там же, Галли. У меня свой чердачок на самой верхотуре. - Как Александр Эйфель? - Вроде того, хотя зданию нашего синдиката далеко до Эйфелевой башни. А у вас дом просто необыкновенный. Я дальше холла тут не бывал. - Хотите отправимся на экскурсию? - Мечтаю! - Замечательно, но сначала давайте выпьем. Что вы будете? - Пожалуйста, не беспокойтесь, Галли. Все, что есть под рукой. - Дорогой Валера... - Прошу вас, называйте меня Тони. - Хорошо. Дорогой Тони, в доме со мной живут двое с половиной мужчин и черная горилла. Как вы понимаете, у нас в баре есть все, что душе угодно. - Тогда я предпочел бы Столичную. Но почему два с половиной мужчины? - Я говорю об Игоре. Это наш повар и слуга. Биоробот, копия слуги барона Франкенштейна, - объясняла Галатея, ставя на стол поднос, на котором в ведерке со льдом возвышалась бутылка водки. Помешав лед, она ловко открыла бутылку. - Что-то припоминаю. Горбатый такой, олигофрен. - Он жутко милый, но, к сожалению, действительно... - А горилла? - О, это моя милая нянюшка, Клаудиа. Она просто чудо. Водка еще не охладилась как следует, но давайте начнем. Галатея наполнила рюмки. - В русском стиле, да? Ну поехали. Тони. Смерть фашистским захватчикам, империалистам космоса! Чтоб разорвало их звездные колымаги! Они залпом выпили. - Галли, на вас умопомрачительное платье. - О, сэр, - она, смеясь, покрутилась перед ним. - Нравится? - Не нахожу слов. - Если я скажу вам, откуда оно у меня, обещаете не выдавать меня? - Торжественно клянусь. - Я слизала его у Магды. - Кто такая эта ваша Магда? Благодарю вас. - Ой, я налила слишком много! Ну да ладно. Мужчины любят толстенные сандвичи и полные рюмки. Магда - самая популярная модельерша этого года. Но почему необходимо держать в секрете происхождение нашего платья? Ото, вы не представляете, каким опасностям я подвергаюсь, если выяснится, что я умудрилась скопировать оригинал. Меня могут повесить, четвертовать, колесовать! - Как вам удалось сделать точную копию? - На демонстрации моделей я влюбилась в это платье с первого взгляда и сделала его по памяти. - Неужели и сшили сами? Вы невероятная девушка, Галли. - Не преувеличивайте мои достоинства. Наверняка и в вашем деле есть свои хитрости. - В общем, да. - Вот и у меня тоже. Так-то! Извините, президент, но вы вторгаетесь в область моих профессиональных секретов. - Не забывайте, что и президент корпорации должен в совершенстве владеть всеми приемами обработки клиента. Посвятите меня в ваши тайны. - Как-нибудь в другой раз, если хорошо попросите. - Кто научил вас обходиться с людьми, всему тому, что вы умеете? Уж, конечно, не Мэнрайт. - Посмотрели бы вы на ребят Клаудии. Вот это школа! Еще по рюмочке? Долой пуританские строгости! Сейчас я поведу вас на экскурсию. Валера был потрясен всеми чудесами этого сказочного дома, околдован необыкновенной девушкой, резвившейся среди мэнрайтовской чертовщины, словно рыба в воде. В голове почему-то вертелся, припев старинной песенки: Па-дуба-дуба-дуба-да, Моя девчонка мне под стать, Другой такой мне не сыскать. Язык, как бритва, нрав ой-ой-ой, Другой такой мне не сыскать. - Не надо избитых комплиментов, Тони, - сказала она, усаживая его рядом с собой на диване и вновь наполняя стакан. - Теперь вам предстоит настоящий экзамен. Предположим, у вас появилась бы возможность унести из этого дома одну-единственную вещь. На чем бы вы остановили свой выбор? - На вас. - Я же сказала "вещь". Ну подумайте, что бы вам хотелось взять с собой? - Простите, я, кажется, пролил немного. - Нет, нет, это я виновата, я толкнула вас. Не трогайте, я уберу сама. Итак? - Вы загадка для меня Галли. Хорошо, только не смейтесь. Я выбрал бы механическое пугало, которое стоит у вас в саду. - Поэтому вы мне и нравитесь! Этого монстра я изготовила сама, когда была маленькой, несколько месяцев назад. Она звонко расцеловала его в обе щеки и соскочила с дивана. - Хотите послушать музыку? Не дожидаясь ответа, она включила приемник. Тихая музыка заполнила комнату. Валера бросил взгляд на часы. - Ваши гости демонстрируют верх светских приличий. - Что вы хотите сказать? - Меня вы пригласили к восьми. Прошел час, а остальных все еще нет. - Они уже были. - А мне казалось, я пришел раньше всех. - Так оно и есть. - Неужели мы... - Вы угадали. - Но вы говорили о приглашении к ужину, Галли. - Почему бы нам не устроить ужин, когда бы вы ни пришли? - Значит, кроме нас с вами, никого не будет? - Я могу пригласить еще кого-нибудь, если вам со мной скучно. - Вы прекрасно знаете, что я совсем не то хотел сказать. - Да? А что же? - Я... - начал он и тут же умолк. - Продолжайте же, смелее, - поддразнивала она его. Он перестал сопротивляться этому влечению. Пожалуй, впервые за всю его бурную и долгую светскую жизнь женщина полностью подчинила его себе. Он тихо произнес: - У меня из головы не выходит старая песенка: "Моя девчонка мне под стать, другой такой мне не сыскать". Она покраснела и пытаясь скрыть охватившую ее дрожь, начала усиленно изображать гостеприимную хозяйку. - Сейчас будем ужинать, - поспешно сказала она. - Бефстроганов, картофель с грибами, салат, лимонный пирог, кофе. Вино Mouton Rothcschield. Мы не будем подниматься в столовую, Тони. Я все устроила здесь. Помогите мне. Вместе они придвинули карточный столик к самому краю мраморного бассейна, поставили расписные венецианские стулья. Они были одни в пустом доме, и это усиливало ощущение близости, установившейся между ними. Она уже расставила настоящий споудовский фарфор [тонкий фарфор высшего качества, изготовлявшийся первоначально в мастерской Дж.Споуда в Стаффордшире, Англия], разложила датское серебро. Оставалось сделать последние штрихи. Она вытащила пробку из бутылки бордо и налила чуточку в бокал Валера. - Попробуйте, Тони, - сказала она. - Я давно подозреваю, что все эти россказни о том, как нужно определять букет вина, сплошное притворство, но полагаюсь на ваш опыт. Что скажете? Он сделал глоток и закатил глаза от удовольствия. - Потрясающе. Ваши комментарии, Галли, неподражаемы. Садитесь за стол и выпейте со мной. Прошу вас. Он наполнил ее бокал. - Подождите, - смеясь, запротестовала она, - сначала представление. Я упросила мастеров сделать подсветку в бассейне. Недаром мне хотелось поужинать с вами именно здесь. Смертельный номер "Двадцать акул на эстраде"! Она подбежала к стене, нажала на выключатель. Что-то щелкнуло, и бассейн запылал, словно поток раскаленной лавы, в котором сверкающими угольками проносились рыбы, исполнявшие свой фантастический танец. Галатея села напротив своего гостя и подняла бокал. Валера с улыбкой посмотрел ей в глаза. - Моя девчонка мне под стать, - начал мурлыкать он и замер, впившись взглядом в ее лицо. Еще секунда - и он вскочил на ноги, едва не опрокинув стол. - Тони! - она в ужасе отпрянула. - Ах ты потаскуха! - взревел он. Лицо его потемнело. - Где телефон? - Что с вами, Тони? - Где у вас к чертовой матери телефон? Быстро, а то я тебе шею сверну. - Т-т-там. Я... я не понимаю... - Сейчас поймешь. Он нажимал на кнопки. - Вы у меня все в этом гнусном зоопарке сейчас поймете. Одурачить меня решили? Нашли идиота! Гнев его, напоминавший худшие из приступов Мэнрайта, был ужасен. - Алло, Ларсен? Это Валера. Не жди, пока экран включится. Действуй срочно. Вызови службу безопасности. Прочесать город. Во что бы то ни стало найти этого подонка. Имя Реджис Мэнрайт. Правильно, Мэнрайт. Даю тебе полчаса. Через полчаса он должен быть у меня или... - Я знаю, где он сейчас, - выдавила Галатея. - Подожди, Ларсен. Где? - В ресторане "У гурмана". - Этот недоносок "У гурмана", Ларсен. Дуйте туда и везите его домой. К нему домой, конечно. Я жду вас у него. Не бойтесь помять его при транспортировке. Я оплачу любой штраф и добавлю вам премию. Я проучу негодяя и его лживую стерву, на всю оставшуюся жизнь запомнят! Всю четверку втолкнули в дом под наведенными на них дулами лазерных ружей. Ларсен, на которого произвела большое впечатление гигантская черная, горилла, счел эту меру предосторожности нелишней. Зрелище, открывшееся взорам вошедших, напоминало гротескную сценку в театре теней: два темных силуэта, мужской и женский, четко вырисовывались на фоне пламенеющего бассейна. Валера крепко держал девушку за волосы, словно рабыню, выставленную на невольничьем рынке. В момент наивысшего напряжения обнаружились такие свойства Мэнрайта, которых раньше за ним никто не замечал. Он держался уверенно, говорил спокойным тоном человека, которому пристало отдавать приказы по праву рождения и который не предполагает иной реакции окружающих на свои слова, кроме безоговорочного подчинения. - Ружье можете опустить, мистер Ларсен, в нем не было нужды. Валера, а вы немедленно оставьте Галатею, - негромко бросил он. - Нет, дорогая, стой там, рядом с ним. Как-никак ты принадлежишь ему, если, конечно, он не передумал. Ну как, Валера, не передумали? - Как вы догадались! - в бешенстве вскричал президент. - В поддержанном товаре не нуждаюсь. Ларсен, держите их на мушке. Наберите номер банка. Я хочу приостановить выплату чека. - Не трудитесь, мистер Ларсен. Чек еще не отправлен в банк, вы можете получить его в любой момент. Но в чем дело, Валера? Чем вам не угодила Галатея? - О, она слишком хороша: умница, красавица, совершенство! Она... - Не волнуйтесь, Чарльз, я сам разберусь с ним. Итак, Валера, чем вам не подошла Галатея? - Я не покупаю шлюх по такой цене. - Вы назвали Галатею шлюхой? - Именно так, сэр. - Та-а-ак. Вы заказывали идеальную любовницу, верную и преданную. Галатея застонала. - Прости, дорогая, я скрывал это от тебя. Я хотел рассказать обо всем позже. Сначала мне нужно было убедиться, что ты любишь его, но заставлять тебя не собирался. - Мерзкие, гнусные мужчины, вы все! Я ненавижу вас! - крикнула она. Мэнрайт продолжал, как ни в чем не бывало: - И теперь вы, Валера, утверждаете, что любовница - это шлюха. Откуда вдруг такая вспышка старомодной стыдливости? - Стыдливость тут ни при чем. Мне не нужна женщина, у которой были шашни с другими. - Я должна остаться с этим человеком, потому что он мой хозяин и заплатил за меня? - Ни в коем случае, девочка. Подойди ко мне. Она бросилась прочь от Валера, но вдруг остановилась, заколебавшись. Клаудиа хотела было привлечь девушку к себе, но Галатея поразила всех: она подошла к Мэнрайту, который ласково обнял ее. - Вот так, Валера, - объявил он, - а теперь забирайте своих вояк и катитесь отсюда. Утром получите свой чек. - Нет уж, я не уйду, пока не узнаю, кто этот негодяй. - О чем вы? - Я хочу знать, кто этот умелец, который переспал с ней. - Как вы смеете? - Прохиндей чертов, ты что же будешь отрицать очевидное? Твоя потаскуха спала тут с кем ни походя. Она беременна! Понимаешь, беременна. Я должен знать, кто он. Я ему устрою веселую жизнь! В комнате повисло молчание. Наконец Мэнрайт спросил: - У какого психиатра вы наблюдаетесь? - Не дурите. Я такой же псих, как ваша Галатея девственница. - Галатея беременна? Моя гордость, моя красавица. Я вижу, вы и в самом деле не в себе. Уходите. - Значит, я сумасшедший? Хорошо. Только полный идиот не заметит, что она в положении. Пусть повернется к свету. А вы как следует посмотрите на ее лицо при искусственном освещении. - Если я и сделаю это, только для того, чтобы избавиться от вас. Мэнрайт ободряюще улыбнулся Галатее и повернул девушку к свету. - Извини, дорогая. Минутное неудобство. Я потревожу тебя в первый и последний раз, клянусь честью. Никто и никогда больше не... Конец фразы срезало, точно гильотиной. В скользящих над бассейном бликах ультрафиолетовых ламп на лбу Галатеи отчетливо проступало темное пигментное пятно, напоминающее разводы на мордочке енота. Сомнений быть не могло. Мэнрайт сделал глубокий вздох и, как бы предупреждая смятенный возглас Галатеи, поднес руку к ее рту. - Кончено, Валера. Уходите. Тут дело семейное. - Я требую ответа и не собираюсь уходить, пока сам не узнаю все. Кто этот мерзавец? Может ваш горбатый недоносок? Так и представляю себе, как они резвятся в постели. Хладнокровие Мэнрайта прорвалось вспышкой бешенства, яростной и внезапной. В мгновение ока он толкнул Галатею в объятия Клаудии, и в следующий момент Ларсен получил мощный удар коленом в живот. Вырвать лазерное ружье из рук скорчившегося телохранителя было нетрудно. Валера отшатнулся, но Мэнрайт с силой ударил его прикладом и подтащил президента к самому краю бассейна. - Давно я не кормил акул, - процедил он сквозь зубы. - Ну как, спустить тебя в бассейн или сам выкатишься отсюда? После того как вся компания, не скупясь на угрозы, покинула дом, Мэнрайт выключил искусственные огни подсветки. Вместе с ними пропало и клеймо беременности, обезобразившее лицо Галатеи. Как ни странно, все успокоились. - Я не собираюсь устраивать судилище, - обратился к ней Мэнрайт, - но я все-таки должен знать, как это случилось. - О чем вы говорите? - Дорогая, ты беременна. - Нет! Нет! Нет! - У нас в доме такое невозможно. Клаудиа, может она тайно бегала на свидания? "НЕТ" - Как вы смеете! - Повторяю: был ли у нее случай остаться наедине с мужчиной в обстановке, которую хотя бы с натяжкой можно назвать интимной? - Вы отвратительны! "НЕТ" - Редж, ну зачем это? Вы прекрасно знаете, что Галатея никуда не выходит одна, с ней постоянно либо один из нас, либо Клаудиа. - Вы думаете для этого много нужно? Да с таким наивным ребенком все может произойти в один момент, она и глазом моргнуть не успеет. - Но я никогда не была с мужчиной. Слышите? Никогда! - Любимая, ты в положении. - Этого не может быть. - Факт остается фактом, да, Чарльз? - Галли, я очень люблю тебя, что бы там ни случилось, но Редж прав. Пигментные пятна - признак беременности. - Но я девушка! - Что скажешь, Клаудиа? - "У НЕЕ ПРЕКР МС" - Что еще там прекратилось? Корк тяжело вздохнул. - О, Господи, Редж, как будто вы сами не понимаете. - Ах, вот оно что. - Я девушка, запомните это, вы, мерзкие, мерзкие мужчины! Мэнрайт сжал в ладонях пылающее лицо Галатеи. - Дорогая, никто не собирается обвинять тебя. Тем более устраивать избиение младенцев. Но если несчастье все-таки произошло, я должен знать, где у меня вышла осечка. Итак, с кем ты была, когда и где? - Ни с кем я не была. Никогда и нигде. - Так-таки ни разу? - Ни разу! Только во сне. Мэнрайт рассмеялся. - Сны пусть остаются снами. Присниться может все, что угодно, я спрашиваю тебя не об этом, дорогая. "РДЖ СПР" - О чем спросить ее, Клаудиа? "ПУСТЬ РСК СН" - Пусть расскажет свой сон? Для чего, Клаудиа? - Ну, хорошо, если ты настаиваешь. Расскажи мне, что тебе снилось, любимая. - Нет. Сны это личное дело каждого. - Клаудиа просит тебя. - Она единственная знает о них. Я не могу рассказывать такое. Клаудиа изобразила на пальцах следующее: "Скажи ему, Галли. Это очень важно". - Нет! "Галатея, ты собираешься ослушаться свою няньку? Я приказываю тебе". - Пожалуйста, нянюшка, не нужно. Это эротический сон. "Знаю, дорогая, потому и говорю, что важно". Галатея собралась с духом и произнесла: - Выключите свет. Совсем. Корк, едва дыша от волнения, выполнил ее просьбу. Комната погрузилась в темноту, и Галатея начала: - В общем, это эротический сон. Такой ужасный, постыдный сон и все время повторяется. И мне правда очень стыдно, но я не могу его прогнать и вижу снова... Мне снится мужчина, бледнолицый, человек с Луны, и я... я... хочу его, я так хочу, чтобы он владел мною. Я знаю, что с ним я испытаю наслаждение, но... он не хочет меня. Он убегает, я преследую его. И вот я настигаю его. Со мной еще какие-то люди. Друзья. Они помогают мне схватить его и связать. Потом они уходят и оставляют меня с ним наедине. И тогда... я могу делать с этим бледнолицым мужчиной все. Я делаю с ним то, о чем я мечтала, то, что он не захотел сделать со мной... Было слышно, как она всхлипывает и ерзает на стуле. Очень мягко Мэнрайт спросил: - Кто этот бледнолицый, Галатея? - Я не знаю. - Но тебя тянет к нему, ты хочешь его? - О да, да! Я всегда хотела быть только с ним. - Ты любишь только его одного или есть и другие бледнолицые мужчины? - Кроме него мне не нужен никто. Мне кажется, я всегда любила его. - Но ты даже не знаешь, кто он. А ты сама во сне знаешь, что это ты? - Да, конечно. Я такая же, как и в жизни. Только одежда на мне какая-то странная. - Странная? - Ну да. Бусы. Юбочка из оленьей шкуры. Все услышали сдавленный возглас Мэнрайта. - Ты одета наподобие краснокожей индианки, да, Галатея? - Мне это не приходило в голову. Да, вы правы. Я индианка, живу высоко в горах, там родина моего племени, и каждую ночь люблю этого бледнолицего человека. - О, Боже! - язык едва повиновался Мэнрайту. - Значит, это был не сон. Свет! Чарльз, Игорь, включите свет! В ярком свете ламп все увидели смертельно побледневшее, покрытое испариной лицо Мэнрайта. Словно в бреду, не помня себя, он повторял: - Кого я создал, о. Боже, кого я создал! - Гоффподин... - Редж! - Ну как вы не понимаете! Одна Клаудиа заподозрила истину, поэтому-то она и заставила Галатею рассказать мне свой сон. - Но... но это всего лишь сон. Неприличный, конечно, но сон. Что здесь плохого? - Плохого?! Черт бы всех вас побрал, плохо то, что это не сон, а самая настоящая реальность, только я об этом не подозревал. Мой кошмар и ее сны одно и то же. Это было с нами в действительности. Я создал чудовище! - Да успокойтесь вы, Редж. Попытайтесь рассуждать здраво. - Не могу, Чарльз. То, что вы видите, полный бред, и все-таки это существует. Вот она, та изюминка, тот неожиданный сюрприз, который я обещал Валера. - Неужели та самая неожиданность нашей Галатеи? - Увы, Чарльз. Вы все пытали меня об этом. Теперь вы знаете наверняка. Доказательства налицо. - Какие доказательства? - Меня преследовал кошмар: за мной гнались краснокожие. Потом они схватили меня и отдали в руки потрясающей скво. Что она делала со мной! О-о, что она со мной делала! Я же говорил вам об этом тысячу раз. Мэнрайт огромным усилием воли овладел собой, но чувствовалось, что он вот-вот сорвется. - Припоминаю, что-то такое вы говорили. - Галатее снится, что она в обличье индейской скво гонится за бледнолицым мужчиной и настигает его. Она хочет его, тут у них все и происходит. Вы же слышали, что она рассказывала? - Слышал. - Подумайте, могла ли она догадываться о моих кошмарах? - Нет. - Ну а я? Откуда я мог знать про ее сон? - Пожалуй, вы правы. - Совпадение. - Не исключено. - И вы могли бы с уверенностью утверждать, что это совпадение? - Ни в коем случае. - Вот видите! Наши так называемые сны не что иное, как оборотная сторона реальности. Той реальности, которую отвергает наше сознание. Каждую ночь со мной в постели была Галатея, и мы с ней любили друг друга. - Невероятно! - Вы ведь не будете отрицать, что она беременна? - Куда уж там. - Так значит, я и есть тот самый умелец, которого искал Валера. Я в ответе за все. - Редж, поймите, это ни в какие ворота не лезет! Скажите нам, Клаудиа, не отлучалась ли Галатея из своей комнаты по ночам? "НЕТ" - Что скажете, Редж? - Дьявольщина! Если бы это была обыкновенная женщина человеческой породы. Но вы же знаете, кто выходит из стен моей лаборатории. Я создал существо, каких нет на земле, существо, чей душевный мир столь же материален, как и физическая оболочка. Более того, ее внутреннее "я", сгусток ее страстей и желаний, отделившись от тела, поступает так, как если бы то была сама Галатея. Двойник, воплотивший овеществленные желания Галатеи, и она сама - одно и то же. Вот чем обернулся наш непредсказуемый сбой программы. Все правильно: R = L x шN. Наша Галатея суккуб. - Это еще что такое? - Суккуб - это дьявол в женском обличье. Днем земная женщина, ничем не примечательная. А ночью похотливый демон-призрак, приходящий к мужчинам во сне и соблазняющий их. Кошмар плотского желания, врывающийся в безмятежный сон человека, вот что такое суккуб. - Нет! - в ужасе вскричала Галатея. - Это не я! - Она и сама не подозревает об этом. В сущности, она не знает себя, Чарльз, - обреченно заметил Мэнрайт. - Помереть можно со смеху. Дьявольщина! Я закладываю в программу ошибку - получается идеальная красота. Во всю стараюсь внушить нашей супер Бэби непреодолимую страсть к Валера, она же переносит свою любовь на меня, грешного. - Ничего удивительного. У вас с ним много общего. - Знаете, мне сейчас не до шуток. И в довершение ко всему Галатея оказывается, сама того не подозревая, демоном ночи, и под покровом темноты вытворяет со мной все, что ей угодно. - Нет! Нет! Это было во сне! - Ну да! - терпению Мэнрайта наступал конец. - И забеременела ты во сне, разумеется. И не смей спорить со мной нахалка краснощекая! Ого, - ему, казалось, пришла новая идея, - не додумался я добавить в программу хоть что-нибудь от Маргарет Сэнгер [Маргарет Сэнгер (1883-1966) - американская феминистка, лидер движения за контроль над рождаемостью; основательница Всеамериканской лиги по контролю рождаемости]. Как же мне это в голову не пришло? Все с облегчением вздохнули: Мэнрайт вновь обрел свою обычную издевательскую манеру. - И что же дальше, Редж? - А что тут думать? Я женюсь на безобразнице. Не могу же я вот так выпустить из дома опаснейшего демона. - Вы хотите сказать, отпустить от себя. - Ни за что! - встрепенулась Галатея. - Чтобы я вышла замуж за этого гнусного, самовлюбленного индюка, за этого распоясавшегося мужлана! Никогда! Если я по-вашему демон, то вы... вы... Пойдем, Клаудиа. Галатея и Клаудиа стремительно поднялись наверх. - Вы что и впрямь собрались на ней жениться, Редж? - А почему бы и нет, Чарльз? Все-таки я не Валера, любовная связь даже с такой женщиной, как наша супер Бэби, меня не прельщает. - Вы любите ее? - Я одинаково хорошо отношусь ко всем своим творениям. - Не увиливайте, Редж. Скажите прямо: вы любите ее как женщину? - Эту сексуальную дьяволицу? Демона-младенца? Неужели я могу любить ее? Абсурд полнейший. Нет уж, увольте. Я хочу одного: я хочу иметь законное право привязывать ее к столбу. Каждую ночь и без всяких там снов. Ха-ха! Корк рассмеялся. - Вы меня не проведете, Редж. Как я рад за вас обоих. А ведь вам предстоит ухаживать за Галли. - Вот еще. Стану я ухаживать за нахальной, краснощекой соплячкой. Ждите. - Дорогой Редж, пора бы вам понять, что Галли уже не ребенок, а взрослая молодая женщина. Есть у нее и гордость и характер. - Ну, положим, вы сами в нее влюблены с той самой минуты, как она появилась на свет, - сердито бросил Мэнрайт и глубоко вздохнул. Ничего не оставалось, кроме как признать собственное поражение. - Боюсь, вы правы, Чарльз. Игорь, друг мой, поди сюда. - Да, гофподин. - Пожалуйста, накрой снова на стол. Приборы, свечи, цветы. Посмотри, не осталось ли от обеда твоих замечательных чудовищ. Белые перчатки обязательно. - Приготовить мофги, гофподин? - Не сегодня. Принеси еще бутылку вина, эту разбили. Передай мисс Галатее мои извинения и скажи, что преданнейший из поклонников приглашает ее отужинать с ним a deux [вдвоем (фр.)]. Вручи ей от меня букет, ну там орхидеи какие-нибудь. Роман с черной магией, это что-то новенькое, не правда ли, Чарльз? Что нам пророчит старинное заклятие? "Петрушка, шалфей, розмарин и тимьян. Что демон, а что человек? Ребята наши дьяволами станут, и ведьмами девчонки". Ну с ведьмами у нас полный порядок.